Добавить статью
5:24, 12 сентября 2013 4317

Кыргызстан – это Айтматов и Иссык-Куль или «революции» и чума?

Что такое Кыргызстан и как он воспринимается извне? Это не праздный вопрос, которым можно пренебречь, зациклившись на внутренних проблемах и разгребая свои «завалы». Мы не можем не обращать внимания на то, какой образ сложился о нас в мире: во-первых, потому что мы не столь самодостаточны, а во-вторых, потому что живем в мире глобализации, когда мир настолько взаимосвязан, что это привело к формированию определенных стандартов и универсальных принципов бытия, не принимать которые в обыденной жизни не получается ни у кого.

Вместе с этим обратной стороной этой же глобализации выступает способность систем культуры, народов и государств обозначить свою идентичность, выработать символы, которые вопреки универсальным стереотипам сумели бы провоцировать интерес к индивидуальным системам, тем самым сдерживая процесс поглощения всего и вся универсализмом. Это тем более актуально, что прежние барьеры, границы и препоны разрушены, и мы имеем дело с огромным миром, частью которого являемся, и нам должно быть небезынтересно, что думают о нас, что говорят о нас и как представляют себе Кыргызстан в других частях мира, поскольку это и есть отражение интереса к нашей республике как самостоятельной геополитической единице.

И если раньше интерес преимущественно был культурным (а порой и чисто экзотическим), то в современности превалирует политический аспект. Однако символы, формируемые социальным бытием, в любом случае несут в себе огромный культуротворческий потенциал, выражаемый политическими средствами. В основе всех политических, социальных конфликтов, противоречий и проблем находятся культурные различия.

Имидж Кыргызстана на мировой арене – это зеркало, подчас кривое, отражающее все наши слабости и промахи в многократно увеличенном размере. Вместе с тем это зеркало позволяет рассмотреть наши болячки не только изнутри, а в контексте осознания своего места в этом полном противоречий мире и своей роли в нем, если таковая имеется. В контексте этого вопроса хотелось бы вы акцентировать внимание на основных символах, проецирующих Кыргызстан в историческом ракурсе – какими мы были и какими стали сейчас в восприятии меняющегося мира.

Наши символы, позволившие Кыргызстану стать узнаваемым

Кыргызская Республика обрела официальный статус как часть огромного союзного государства, тем самым особо пристального внимания как к отдельному феномену она была лишена, в мировом контексте являясь частью советской идеологии и воспринимаясь некоторыми странами как колониальное явление России. Вместе с тем Кыргызская Республика в природном и культурном разрезе сумела вызвать определенный интерес к себе.

Главными символами, сумевшими прославить Кыргызстан в рамках Союза и всего мира, стали озеро Иссык-Куль и Айтматов, выступая визитными карточками маленькой республики. Если Иссык-Куль в большей степени пользовался популярностью в рамках Союза и особенно региона как чистое горное озеро, где можно отдохнуть, то феномен Айтматова позволил вырваться Кыргызстану за пределы Союза и покорить глобальное сознание, одним из провозвестников которого и выступал сам писатель. Это было удивительным прорывом, благодаря которому Кыргызстан стал узнаваем в мире как родина Айтматова. Айтматовский всплеск продемонстрировал глубину кыргызской культуры, способной подняться до высот человеческого духа как такового.

Инициатива Ч.Айтматова по созданию «Иссык-Кульского форума» - еще одно доказательство понимания им смысложизненности и судьбоносности объединения усилий интеллектуалов в провозглашении мышления человека в контексте общечеловеческого бытия, т.е. представлении так называемого глобального сознания. Необходимо подчеркнуть, что Ч.Айтматов хотел заострить внимание именно на феномене глобального мышления, а не процесса глобализации в виде универсальных норм бытия, стереотипов мышления и стандартов поведения, поскольку он прекрасно понимал, что вызовы современного мира провоцируют системы культуры на проверку инвариантности их моделей.

Глобальное же мышление по своей сути актуализирует значимость бытия человека как такового в мире современных противоречий и еще выше – в современном миро-космосе. Соответственно, он затрагивал проблемы высших ипостасей проявления человеческой сущности и сущности самого мира, т.е. человеческого сознания и вселенной: какова их взаимосвязь на данном этапе, куда делась гармония человека с этим миром природы и можно ли ее возродить, что необходимо предпринять для этого. Тем самым два главных символа Кыргызстана – Иссык-Куль и Айтматов слились воедино. На тот момент истории Кыргызстан не мог фигурировать в качестве отдельного, суверенного государства, однако имидж кыргызской культуры ассоциировался с высокой планкой мысли и самопредставленности.

Чем и как прославился Кыргызстан сейчас

Суверенитет позволил Кыргызстану заявить о себе как о самостоятельном государстве, отдельной геополитической единице, казалось бы, началась совершенно новая эпоха не только в развитии, но и самопредставляемости в контексте всего мира. Это уникальный шанс, который позволяет обозначить ориентиры как внутри государства, так и вовне, реализуя в рамках внешнего мира имидж государства. Кыргызстан, как говорится, оказался рад стараться и «прославлять» себя в этом огромном геополитическом пространстве.

Что думают и знают о Кыргызстане в современном глобальном мире?! По опыту пребывания за границей можно сказать, что первая стандартная реакция на то, что ты – представитель Кыргызстана, это встречный вопрос – Курдистан? Пытаясь уберечься от такой интерпретации, вспоминаешь Казахстан, о котором известно чуть больше и говоришь о постсоветском концепте. Более продвинутые сразу говорят о кыргызских «революциях», причем ассоциации не самые приятные, а специалисты и вовсе выдают сногсшибательную информацию о республике.

Одним из ярких примеров сформированного имиджа Кыргызстана стал один запомнившийся факт: в июне этого года на достаточно представительной конференции по Центральной Азии в Вашингтоне один специалист презентовал детальную информацию по экономике и политике Кыргызстана, основанную на аргументированных источниках. Анализируя экономическое бытие республики, выступавший назвал цифру в несколько тысяч смс в месяц по телефону в оффшорных зонах, связанных с денежными перемещениями, как результат проверки поступающих данных, что вызвало неумный хохот в зале. Это были действия отдельных лиц республики, зафиксированной во многих официальных международных документах как одна из беднейших стран мира. Что бы это значило догадаться нетрудно. Что можно было возразить в такой ситуации? Как защитить честь государства?

В такой ситуации об Иссык-Куле уже никто не вспоминает, а если ты пытаешься акцентировать внимание на нем, представляя республику, это лишь вызывает улыбку, а порой и ухмылку; имя Айтматова вспоминается временами, причем с ностальгией – либо по тому времени, когда он олицетворял собой Кыргызстан, что одновременно означало некую защиту чести и достоинства, либо по тому состоянию культуры, позволившему кыргызам запечатлеться в лоне мировой культуры и духа; зато кыргызские перлы в виде бунтов или «революций», экономической несостоятельности или способности попасть в книгу рекордов по количеству смс в оффшорных зонах, всплесков чумы запоминаются надолго, опережая любую другую информацию о Кыргызстане.

Причем необходимо отметить, что информационную войну мы проигрываем всегда окончательно и бесповоротно, так было и с «революциями», так случилось и с чумой – все российские СМИ раструбили о «чумном» Кыргызстане, добавив в копилку и без того негативного образа существенную долю черноты. Кроме того, некоторые кыргызстанцы столь яро стараются прославиться, что придумывают сногсшибательные концепты типа «Зима не будет», тем самым ореол митингующих кыргызов пополняется дымкой безграмотности и невежества, несмотря на достаточно высокие средние показатели образованности населения. Вот тебе и возможность безграничного общения в безграничном мире.

В итоге, каков Кыргызстан глазами глобального мира?! Перманентно революционизирующая страна, находящаяся в состоянии стабильного кризиса, политических дрязг, и в которой случаются вспышки чумы в XXI веке – веке высоких технологий и достижений научной мысли. Впечатляет… Однако Кыргызстан – это и страна, запомнившаяся временными демократическими прорывами, которые в некотором смысле покоряли мир, т.е. азиатская страна, сумевшая не один раз сломить натиск авторитаризма, тем самым показав и доказав, что это явление не может надолго задерживаться в республике, народ которой полон потомков великого и героического Манаса (пусть такие ассоциации и вызывают порой недоумение в сравнивании мифического и реального). Какие из этих символов окажутся более устойчивыми – вопрос не только времени, но и усилий со стороны государства здесь и сейчас.

Что нам делать?!

Символы формируются самой жизнью, это означает, что они не вечны и отражают определенные периоды в развитии. Символы Кыргызстана советской эпохи сменили символы «демократического» Кыргызстана, их смена происходила вследствие изменения образа жизни, отражая ценностные приоритеты государства. Стереотипы формируют имидж государства, который работает на или против самого государства. Есть ли необходимость заботиться об имидже Кыргызстана в контексте мирового сообщества?! Безусловно, поскольку от этого зависит если не все, то очень многое – приток инвестиций, а значит, предположительно, рост экономики; намерения относительно влияния на политическое бытие республики (позитивный имидж вряд ли будет стабильно провоцировать вмешательство в дела государства); интерес к культуре, способной привнести что-то яркое и индивидуальное, и многое другое.

Что необходимо предпринять для формирования позитивного имиджа республики?! Для начала встряхнуться – от желания что-то иметь за чужой счет – за счет государства или инвесторов; решать политические конфликты исключительно митингами и перекрыванием дорог; определять культурную политику только проведением культмассовых мероприятий; обозначать идеологию государства одним декларированием неработающих лозунгов. По логике вещей встряхнуться надо было с момента провозглашения независимости как уникального шанса, выпавшего на нашу голову. Имеет смысл предположить, что этого не произошло по недоразумению и в связи с непредвиденностью подобного витка истории.

Две «революции», судя по продолжению конфликтов (даже если и в личностных вариантах) и продолженному желанию митинговать и перекрывать дороги как основных способов быть услышанными, существенных коррективов в бытие не внесли, лишь усугубив и без того аховую ситуацию в республике.

Получаем ли мы какие-либо уроки от случившегося сказать сложно, но ясно одно – необходим существенный прорыв, столь вожделенный с момента обретения суверенитета, который бы четко осознавали и руководители, и главное, сам народ, который в ожидании перемен идет на отчаянные шаги – часть продолжает уезжать, часть митингует, а оставшиеся ни во что не верят. Однако есть и такие, которые понимают, что время не безгранично и оно может играть не только во благо, но при бездействии может сыграть и во зло. Критическая масса мыслящих таким образом очевидно должна перевалить за пятидесятипроцентный рубеж, чтобы процесс пошел. Процесс, возможно, уже идет, но недостаточными темпами и не всегда решительными действиями.

Кто может и должен вывести республику из бесконечного кризиса

Понятное дело, что один в поле не воин и возлагать все надежды на одного президента бессмысленно, должна быть определенная когорта людей, часть общества, способная не просто взять в руки процесс, но и осуществить самые важные шаги в преобразовании, как уже было в истории, когда плеяда первой кыргызской интеллигенции сумела оставить значительный след в истории республики. Кто бы это мог быть сейчас?!

Советская номенклатура

Одним из приоритетов и положительного в эпоху Союза опыта был факт наличия системы последовательной подготовки кадров, надо отдать должное советской номенклатуре в одном – это были профессиональные кадры, которые осуществляли руководство различными областями жизни. Однако это было детищем совершенно другой эпохи, и сейчас представители той плеяды руководителей могут быть ценны в основном советами.

Надо признать неумолимость хода истории, которая не поворачивает вспять, каждая эпоха дарует свое поколение с собственным видением и пониманием всего происходящего, и нет смысла зацикливаться только на представителях данного периода как незаменимых для республики кадров. Этап суверенитета уже успел породить свои особенности развития, к которым не имеет смысла подходить с прошлыми мерками, необходимо новое видение – это объективный факт жизни. Нигилизма быть не должно ни в коем случае, но и чрезмерного пиетета с незаменимостью надо бы избегать.

Кадры кыргызской демократии первых президентов

Определенная часть советской номенклатуры постепенно переродилась в демократические кадры первого президента А.Акаева, а впоследствии и второго президента К.Бакиева. Нет смысла рассуждать о процессе и качестве перерождения, однако надо отдать должное некоторым из них, вернее их способности всегда находиться на плаву, вне зависимости от того, с кем и когда. В данном случае для них непринципиально, что К.Бакиев пришел к власти в качестве оппозиции, т.е. предположительно с кардинально другими целями и методами развития республики.

Высший пилотаж долгожительства данные кадры проявляют, сохранив свое присутствие в управлении и в период работы третьего президента, возможно, их искусство управленцев незаменимо и что тогда подразумевается под понятием «команды» каждого президента? Возможно, бывает особый дар некоторых управленцев, в таком случае надо ли ожидать существенного прорыва в бытии республики, не боясь ухватиться за дурную бесконечность?

Парламентские фракции

По идее парламентаризм, с которым мы связывали надежды на некий прорыв в управлении, должен был дать плоды. В виде чего? В виде конкурентноспособных конкретных и реальных программ действия по выводу республики из стабильного кризиса. Что на самом деле? Программы партий были только на этапе предвыборной гонки и ни одна программа ни одной партии не отличалась стратегическим вектором, в основном это были общие слова ни о чем, отражая формальный подход к составлению подобных программ.

Есть ли такие программы сейчас? Ничего не слышно о них. Значит ли это, что парламентаризм не оказался той панацеей, на которую все надеялись? Самое главное, это означает, что пока на горизонте не видится здоровой борьбы за власть, когда какая-то партия лидирует как действительно сильная и радеющая за настоящее и будущее республики и способна стать фарватером нужных идей и проводником важных действий, когда конкуренция партий будет видна не только в виде личностных выпадов, а в виде количества и качества проведенных экономических или социальных проектов на благо республики. Это и стало бы реальным позитивным результатом прихода к парламентаризму, на деле же политические амбиции некоторых представителей парламента, да и самих фракций превышают их способность и одержимость действовать на благо государства.

Молодежь с европейским и американским образованием

В 90-е годы ХХ века западные эксперты утверждали, что новый расцвет среднеазиатских республик произойдет через 20-25 лет (т.е. сейчас), когда произойдет полная смена действующих управленцев. И основной акцент ставился на молодежь, которая после провозглашения суверенитета хлынула большим потоком на обучение в европейские страны и США. Говорилось, что они привнесут новую струю в управление. Некоторые из них вернулись, полные сил и энергии, и начали не только активно озвучивать свою позицию, но и предлагать свои ориентиры на развитие экономики и других секторов. Конечно, это очень отрадно, что есть огромное желание и намерение изменить ситуацию.

Но… в большинстве своем, как показывает практика, эти кадры совершают одну и ту же стратегическую ошибку, принимая и отстаивая исключительно западные стандарты формирования отношений и управления. Наверное, это и была бы реализация идеи первого президента Акаева о Кыргызстане как «центральноазиатской Швейцарии», хотя неплохо бы оставаться Кыргызской Республикой, способной на индивидуальное бытие. Европейские и американские стандарты в большинстве своем не приживаются в чистом виде на кыргызской почве вследствие абсолютно разных образов мышления и поведения, норм культуры. Этого новая когорта не всегда понимает и принимает – они сами прошли обучение и хотят привить и «обучить» Кыргызстан всем премудростям европейского и американского управления.

Конечно это благая идея – видеть расцвет Кыргызстана, но насколько она плодотворна? Это совсем другой вопрос. Без знания особенностей кыргызского менталитета и кыргызской культуры, влияющих и на ход преобразований, и на процесс принятия решений, кардинально изменить ситуацию и тем более привести республику к значительным результатам в развитии, используя европейские или американские стандарты, невозможно, иначе за более чем двадцать лет суверенитета, используя рекомендации доноров, мы бы уже наверняка достигли существенных результатов, мы же, напротив, так и находимся в состоянии нескончаемого транзита, используя западную терминологию. Где логика?

Имеем цель, имеем механизмы, однако особого изменения в течении жизни не наблюдается. Пора бы уже это признать и поменять сам принцип использования заимствованных кредитов, не слепо выполняя данные инструкции, а применяя творческий подход к их воплощению, поскольку понятно, что без инвестиций, кредитов, займов и вливаний мы пока не в состоянии переломить ситуацию. Было бы неплохо перенять стратегический прием партнеров – получая помощь, ориентироваться в первую очередь на собственные интересы, воплощая их схему оказания помощи при преследовании своих интересов в обратном варианте.

Что остается делать?

Провоцировать инициативу гражданского общества, единичные примеры чего уже начинают проявляться. Прежде фарватером новизны считалась интеллигенция, которая обычно инициировала приход нового, воздействуя на образ мышления людей. В преломлении к современности функциональнее использовать концепт «интеллектуальная элита», которая и призвана осуществлять идейный прорыв в обществе, поскольку надежда на политическую элиту все больше и больше ослабевает. Необходимо понимать, что основным субъектом преобразований выступает народ, который временами интуитивно пытается нащупать те основы, те архетипы, которые имеет смысл проинтерпретировать в соответствии с историческим временем, с вызовами современной эпохи. Вот здесь и необходима помощь интеллектуальной элиты.

Жылдыз Урманбетова, доктор философских наук, профессор

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

26-06-2021
Кыргызский трайбализм: вчера, сегодня и завтра
27593

12-01-2021
Кыргызстан: социально-психологический портрет
9014

20-12-2016
Ценностно-духовные ориентиры Кыргызстана
5246

27-01-2015
Древние кочевники и цифровые в контексте современности
7987

22-09-2014
Кыргызстан сегодня – это проявление необходимости или случайности?
4380

12-09-2014
Социальная инфекция?!
3597

18-08-2014
Есть ли пророки в нашем отечестве?
4963

16-07-2014
Традиционное общество, или свой среди чужих и чужой среди своих
6219

24-06-2014
Кыргызстану нужны системные изменения
4871

30-05-2014
Кто займет место интеллигенции?
5118

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×