Добавить статью
17:43 11 Ноября 2016

Управление страхом и памятью

Повесить (непременно повесить, дабы народ видел)

Телеграфируйте получение и исполнение.

Ваш Ленин.

У нас есть два интересных дня, которые следуют друг за другом и официально отмечаются. 7 ноября отмечается день Великой Октябрьской социалистической революции. И на следующий день – 8 ноября – в Кыргызской Республике отмечается день памяти жертв политических репрессий. У 8 ноября есть объяснение его существования в нашем календаре:

«Признавая права и свободы человека высшей социальной ценностью государства и общества, осуждая массовый террор тысяч людей, выражая свою приверженность к строительству демократического и правового государства, основанного на идеологическом и политическом плюрализме, созданию действенных механизмов защиты прав и свобод гражданина, ответственности государства за их нарушение, а также во исполнение Закона Кыргызской Республики «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам», Жогорку Кенеш Кыргызской Республики принял Постановлением № 74-IV от 18 января 2008 года, что 30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий в Кыргызской Республике». 10 октября 2008 года было внесено в принятое в январе 2008 года постановление изменение даты с 30 октября на 8 ноября. Это было связано с тем, что 5 и 8 ноября 1937 года было расстреляно 137 человек. Тела их были сброшены в печь для обжига кирпичей в Чоң Таше, где теперь находится мемориальный комплекс Ата Бейит.

У 7 ноября нет никакого объяснения. Несмотря на то, что день 7 ноября является официальным выходным, то есть праздником, в этом году не было никакого обращения официальных лиц по этому поводу. Было по поводу 8 ноября, но не по дню революции.

Можем ли мы осознать, что революция и есть начало репрессий? И что эти репрессии начинались именно с Ленина, а Сталин – это его лучший ученик, который, в сущности, убирал тех, кто репрессировал.

Черновик телеграммы В.И.Ленина с приказами о методах подавления Пензенского крестьянского восстания, написанный его рукой

LeninsHangingOrder1

LeninsHangingOrder2

В Пензу

Т-щам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам.

Т-щи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь везде «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать.

1. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.

2. Опубликовать их имена.

3. Отнять у них весь хлеб.

4. Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме.

Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков.

Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин.

P. S. Найдите людей потверже

Это называется террор, коллективное наказание. Нельзя за один год поделить страну на красных и белых. Зачастую в белые назначались целые группы людей. Здесь на территории Семиречья были назначены в кулаки сначала все инородцы (конфискации продовольствия шли по этническому признаку), затем, в разгар голода, казаки, старожилы (как более зажиточные), а затем и частично новоселы. Назначались во враги целые группы людей. Шло коллективное наказание какой-либо группы или области. Все это продолжилось и при преемнике Ленина, Сталине, которого называли “отцом народов” за то, что при нем были “построены” социалистические национальности и многие автономные республики достигли статуса союзных республик. При нем же широко практиковалось коллективное наказание целых народов, обвиненных в предательстве. Эти народы выселялись со своих родных земель в другие земли. Нельзя сказать, что эта политика закончилась со смертью Сталина – крымские татары получили, точнее, добились права на возвращение на свои земли лишь при перестроечных временах.

Самое худшее из советских наследий – это постоянный поиск внутренних врагов. В этом отношении мы лишь набросили на свое советское прошлое собственные национальные костюмы, но в целом остались прежними. Нас будут пугать внутренними врагами, чтобы не дать нам объединиться и управлять нами.

stalin

В Ата Бейите есть раздел посвященный трагедии 1916 года. Барельеф читается слева направо. Левый барельеф изображает Үркүн – бегство и смерть кыргызов, но правый барельеф показывает счастливую жизнь после установления советской власти, включает даже “дочь советской Киргизии”, “лампочку Ильича” и другие советские штампы. Если взгляд будет скользить и дальше вправо, то можно увидеть место, где скидывали трупы убитых в 1937 году.

IMG_20161102_164220

Это ведь капля в море. Места, где хоронили трупы убитых с 1916 по 1937 гг. есть и в самом Бишкеке, Оше, в Караколе, Нарыне, в Беловодском и в других населенных пунктах. По ним проходят дороги, на этих местах стоят различные здания, в том числе и жилые. Но это слишком неудобная память и слишком силен еще необъяснимый страх перед советским прошлым и евразийским настоящим, поэтому память о жертвах советской системы вынесена за пределы столицы в Ата Бейит.

Страх. Откуда он берется? Как поверить в то, что наши предки жили без постоянной армии, полиции, накоплений, запасов, пенсионных накоплений, бесконечного круга потребления, без чего мы боимся жить. Мы сейчас больше боимся жить, чем умирать, потому что со смертью мы избавляемся от страха перед жизнью. Управление страхами характерно не только для малых стран. На страхах сыграли популисты, выигравшие референдум по выходу Великобритании из ЕС, выиграл президентские выборы Трамп. То есть страхами людей можно воспользоваться не только в таких небольших переживших Үркүн и репрессии странах как наша республика, но и в бывших и нынешних империях. Страх управляет памятью, памятью о будущем, в котором воплощены ужасы прошлого. Это страх маленького человека за свое будущее в телемире, где отовсюду ползут угрозы. Даже при этом, это всего лишь один страх. У тех, кто во власти, их в три раза больше. Страх потерять все в будущем, страх за настоящее положение, полное интриг, и страх за свои прошлые дела.

Хотя, наверное, все это непонятная для многих философия. Возможно, все гораздо прозаичнее и перенос мемориального комплекса из Бишкека в Ата Бейит связан с интересами людей, тесно связанных с правящими кругами.

Несмотря на то, что еще в прошлом году было обещано построить сквер памяти 1916 года на Южных воротах, этого сделано не было. Зато успешно доведено дело хозяина спорного участка на Южных воротах, депутата Бишкекского горкенеша от СДПК Нурдинова Шаукета, вплоть до Верховного суда. За один год (!), дело доведено до Верховного суда, что означает, что юридически решение теперь невозможно оспорить.

Несмотря на то, что участок не был освоен (вместо обещанного аквапарка там подавали кальян), участок не был отнят у хозяев. Хотелось бы напомнить, что участок под мемориальный комплекс памяти 1916 года был отнят как раз по причине того, что не был освоен. Как распорядились участком, когда он был предназначен под память 1916 года, и как, когда он был предназначен под бизнес. Иногда люди думают, что все решают деньги и влияние. Они ошибаются.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

40 элементов кыргызской культуры: 30. Төрү (закон и порядок)

40 элементов кыргызской культуры: 29. Умай

40 элементов кыргызской культуры: 28. Треножник

Когда традиции – это мешок опавших золотых листьев

Концепция человека в кочевой культуре

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
Нет аватара
Rusoyob
14:17, 08 декабря 2016
Цитата: Barselona 22:00, 12.11.2016
О справедливости
(философия)

Смотря задумчиво в окно
И по стеклу гоняя мух
О мыслях мучивших давно
Я рассуждаю нынче вслух.
Нет! Други я нормальный.
(Хоть люди думая молчат…)
Язык исповедальный
Взял тон – и вот слова звучат.
Где точка справедливости?
С какого места ей отсчёт?!
Копнёшь с необходимости,
А там? – глядишь опять пролёт!
Здесь вроде бы обмана нет
И правды ни на грош;
Лукавость там – враньё, навет! –
Кусочки истины найдёшь.
Рассмотришь спор иных сторон:
(Кто левый там – кто правый)
Себя на их поставишь кон,
Выходит – оба правы!
Неужто каждый на земле
По-своему обычно прав?!
И гибнут правые одне,
От правды так же пострадав.
К примеру, думали – злодей,
А он поборник общих прав;
Под стягом праведных идей
Идёт вершитель злых забав…
Всё то – земные штучки;
Здесь ясно – мутная вода.
Нам надо бы за тучки
И там спросить уже тогда.
Абсурд!.. Я заплутался.
Поразмышляем вместе?!
Один я ошибался
Частенько (хоть ты тресни!),
А впрочем, смею я опять
Как вроде притчу рассказать
Верней: порассуждать о том.
Вперёд всего предупрежу,
О чём вообще поэма.
Кому-то в рай – кому-то в ад
Напишут направленье.
Ну, в общем, всё на этот лад
(Кому како везенье)
То бишь точнее говоря,
Кто, что себе надыбал
Здесь на земле пока живя:
Добром иль злом там выпал.
Я богохульствую? Ей-богу!
Люблю и почитаю
Я всех богов – их много,
Поди, не сосчитаем!
Да и Господь сомнения
Простит наверняка. Он славный!
Горжусь я без стеснения,
Что к ряду православный.
Пусть не набожен на все сто
(Покуда не встречал чудес)
Правдив и «не кручу хвостом» –
Постыло слово «Бес».
Предстать пред Богом суждено?
Отвечу за проступки.
(Куда ж я денусь!) Не дано?
Знать к месту мои шутки.
Без зла, без выгоды, друзья,
Хотелось бы дойти умом:
За что и как? – Небес Судья
Накажет грешного потом.
Казалось бы, действительно
Нам без суда не обойтись,
Но вот что, удивительно
Давая смертным часто жизнь
Не всем (что удивительней!)
Даёт условия одни:
К кому-то предпочтительней
К иным – и не сродни.
Невольный сей вопрос меня
Гнетёт почти с рожденья:
Не дав! – как можно обвинять
И вновь толкать в лишенья?!
Где справедливость? Мы о ней
Всегда толкуем споря.
Тут уйма запертых дверей –
Они нас только ссорят.
Ну, вот, пожалуй, случай
К предмету конференций
(Не будем рваться в тучи!),
Родились два младенца.
Один – в богатстве, чистоте,
Заботой, лаской окружён;
Другой – конечно в нищете
И привилегий тех лишён.
Растут они, внимая, свет
По-своему отдельно:
Один – внимает пьяный бред
Отца членораздельно;
С другим сызмальства гувернёр
Хлопочет над наукой,
Внимает слух его и взор
Миролюбивость звуков.
Другой тем временем как раз
Взирает чутко на скандал:
Он видит, как отец меж глаз
Маманьке кулачищем дал.
В колледж пошёл один затем;
Другой – по улицам блуждать;
Один не думал о еде,
Другому вышло воровать.
Закончен колледж. Добрый труд
Во благо общества теперь,
А здесь?.. А здесь конечно суд –
И вот закрыта зоны дверь.
В конце концов, там слава,
Почёт, всеобщая любовь…
А тут тюрьма, облава,
Вражда, убийства, пьянки, кровь…
Ну что ж! Вершилось на глазах.
Они не встретятся. Ни в жизнь!
Они на разных полюсах,
Допустим, померли… и ввысь
Их души прямо к Богу
Тотчас же лихо понеслись,
Чтоб осудили строго.
Предстали пред Создателем,
Рапортовали, каждый…
Бог слушал их внимательно,
Перебивал лишь дважды
Для уточнения слегка…
Подробностей весомых.
Давала знак его рука
Для продолженья слова.
Вердикт зачитывал подряд:
Благополучному путь в рай;
А бедолаге ясно – в ад.
Конечно, новый претендент
До пекла возмутился
И мог бы выйти инцидент,
Но Бог тут согласился
Немедля выслушать того:
Чем не устроил приговор?
Желанье слышать велико
И вот – конкретный разговор…
Бог:
– Чего ж хотел ты?! Решено.
Ты лгал, жулил и воровал –
Ты жил распутно и грешно,
В конечном счёте, убивал…
Бедолага:

– Ты прав!.. Имело место.
Давай рассмотрим вновь мой путь
Тебе не всё известно –
Необходимо вникнуть в суть.
Ты этому – дорогу в рай?..
А мне так в преисподню?!
Стеченье обстоятельств. Знай!
Легко судить сегодня.
Мы вспять по новой стрелке:
Ему забота, ласка
И памперсы, сиделки,
Шикарная коляска,
Он чист, всегда ухожен;
Ему агукали, а мне? –
Уже плевали в рожу;
Я сутками в своём дерьме!
И гнил, и кровоточил,
Чесался, мучаясь от вшей,
Мне было больно очень,
Я изнывал в тени ночей!..
Когда он в свой слащавый рот
Вливал нектарный сок рекой,
Пихал культурно антрекот –
Тянулся я худой рукой
Невольно, голодом томим
За булкой в лавке городской
За то и бит бывал гоним…
Ему и в будни в праздник брать
Подарки – всяки штучки…
Меня учили воровать,
Выкручивая ручки.
Когда в автомобиле
Его в колледж папаша вёз –
Меня кнутом лупили,
Швыряли голым на мороз.
Учились – он читать, любить…
Я – ненавидеть жгуче;
Ему судьбу благодарить,
А мне стоять на круче…
Спроси! А он когда-нибудь
Отбросы жрал и пил из луж?!
Пытался под мостом уснуть?!
Дожди использовал под душ?..
Науки постигать высоты
Уж некогда теперя!
В пылу скупой охоты
Сходились – зверь на зверя.
Средь волчьей стаи этой
Уверенность жила одна:
Вся сущность бед – ты бедный,
И богатеев в том вина!
Да горд я был!.. Вершил свой путь
Я сам неотвратимо.
Мне было выжить как-нибудь
В зарез необходимо!..
Случалось, грезил лаской –
Мечтал и плакал даже;
Хотел добра не сказкой! –
Дум тлеющейся блажи.
Но скоро я мечтать устал
О жизни праведной и тихой.
Твой баловень так не страдал
И сотой доли... Капли мига!
Я ласку получал от шлюх
На простынях за деньги лишь!
Скулёж игры внимал мой слух
Да как шуршит в подполье мышь.
Тогда взывал я много раз –
Тебе звучал тот звук во мгле!
Но ты не слышишь просто нас
Покамест ходим по земле…
О да! Убил я! Что ж кричи!
Убивец, душегуб, злодей!
Не я – нож в сердце получил,
Лишь оказавшись половчей.
Потом тюрьма: вторая часть.
Травинкой к солнцу рваться,
Когда вдавили уже в грязь
Из грязи не подняться.
А там различный есть народ:
Предстали новые друзья,
Оттуда вышел я не тот –
Меня влекло чего нельзя.
Усвоил крепко я урок:
Коль не дают – то силой брать.
Ты и тогда мне не помог!
Откуда мог ты с неба знать,
Что там! – в трущобах человек
В последний раз молил тебя.
Однажды (выпал первый снег)
Той ночью я просил, вопя,
Но тщетен крик, напрасен вой:
Ответом – звёзды, эхо, снег…
Ты больше занят был собой.
К чему пропащий человек?
И я забыл тебя с тех пор:
В душе бесчувственный гранит
Обыкновенный мелкий вор
Вдруг стал – отъявленный бандит.
Прелюбодействовал?.. О да!
И женщины меня любили.
Я смел и дерзок был тогда,
Невзгоды научили:
Плечом ломать преграды,
Сопротивляться силе,
И вновь тюрьма… наградой.
На нарах долгий пленник
Освободился: нет родных,
Угла, друзей и денег,
И нету сил уже былых
И я скитался. Жаждал жить!
Ходячий труп бродил бомжом:
Ничтожный, жалкий… как забыть?!
Я страшно был тогда смешон.
И ни сочувствия, ни зла
От окружающих не зрел.
Презрение толпа несла
В колчане кучу взоров-стрел.
Свой проклял путь изгоя –
Предаться смертной силе –
Так жаждал я покоя!
Его найти в могиле…
Не ведал я добра, а зло…
Всевидящий хвалёный глаз!
Но где же он?! – мне не везло.
Ну, хоть один ты дал мне шанс?
Здесь занавес. (На том конец.)
Что дальше сталось? – буду нем.
Не знаю я… Небес Отец,
Пустил беднягу ли в Эдем?..
Подобного навалом
Всех случаев не перечесть;
Повсюду: сплошь и рядом –
Гораздо хуже даже есть!
Отметим сразу же калек
Увечных от рожденья.
Отчасти тот же человек –
Невинный, а решеньем
Не меньше грешного судьи:
Казнён или мотает срок
Да мало ли ещё, поди?!
Эх, сколько судеб?.. Сколько строк!
Велико множество причин
Скорбеть, свидетельствуя боль.
Смотри!.. Не думай и молчи?
Господь, прости – на рану соль…
Я ближе подхожу к итогу:
Считаю (прав – не прав?)
Судить нельзя и Богу
Вот так исправиться не дав.
Без резких конфронтаций
Я склонен (Бог, коль есть, умён!)
В вопросе ситуаций
Великодушен, добр он –
Путём реинкарнаций.
Мы терпим боль и муки…
Нам путь – отвесная скала,
Натруживая руки
Ещё не сведущих тела
Свои, ведут за шагом шаг:
К переживаниям, страстям,
Превратностям судьбы атак;
Добро черпаем по горстям,
Копя из жизни в жизнь багаж –
Духовной чистоты полёт,
Встречая пёстрый антураж,
Карабкаемся ввысь – вперёд!
Одумайся! Как страшен путь
Бросаться в омут чёрных дел,
Топтать ногою чью-то грудь,
Стоять на свалке мёртвых тел…
Понять в урочный час итог:
Отбросил в бездну сам себя!
Предстанет жизненный виток –
Поставят ногу на тебя…
А если мы допустим вдруг:
Загробной жизни вовсе нет.
О справедливости, мой друг,
Тогда беседа сущий бред.
И всё! На чём всё зиждется
Само собой одна фигня! –
Живи, спеша насытится,
До смертного выходит дня?!
Не может быть! А всё же…
Кто нам давал гарантии?
Осталось, подытожив,
Спуститься до апатии?!
Унюхаться – упиться –
Кольнуться и забыться?
Не жаль?! – сжигать короткий срок
Нам отведённый случаем!
Поймите правильно намёк:
Надейтеся на лучшее…

Июнь 1998г.

Очень складный стих. Интересно было прочесть.
комментарий удален администрацией сайта
Нет аватара
Logika
13:11, 19 ноября 2016
Если провокаторов - врагов ЛЮБОГО народа (и в первую очередь своего) - интересует вопрос о геноциде, то он закрыт атомной бомбарировкой США. То есть, их подход такой -
ВСЕ, что произошло ДО 1948 года, когда ввели международную ответственность за геноцид, все не всчет.

Историю, как и религию, как и экономику, как и рекламу, нужно изучать грамотно, а не превращать их в НЕДОБРОСОВЕСТНУЮ провокацию в корыстных целях.
комментарий удален администрацией сайта
Нет аватара
Barselona
22:00, 12 ноября 2016
О справедливости
(философия)

Смотря задумчиво в окно
И по стеклу гоняя мух
О мыслях мучивших давно
Я рассуждаю нынче вслух.
Нет! Други я нормальный.
(Хоть люди думая молчат…)
Язык исповедальный
Взял тон – и вот слова звучат.
Где точка справедливости?
С какого места ей отсчёт?!
Копнёшь с необходимости,
А там? – глядишь опять пролёт!
Здесь вроде бы обмана нет
И правды ни на грош;
Лукавость там – враньё, навет! –
Кусочки истины найдёшь.
Рассмотришь спор иных сторон:
(Кто левый там – кто правый)
Себя на их поставишь кон,
Выходит – оба правы!
Неужто каждый на земле
По-своему обычно прав?!
И гибнут правые одне,
От правды так же пострадав.
К примеру, думали – злодей,
А он поборник общих прав;
Под стягом праведных идей
Идёт вершитель злых забав…
Всё то – земные штучки;
Здесь ясно – мутная вода.
Нам надо бы за тучки
И там спросить уже тогда.
Абсурд!.. Я заплутался.
Поразмышляем вместе?!
Один я ошибался
Частенько (хоть ты тресни!),
А впрочем, смею я опять
Как вроде притчу рассказать
Верней: порассуждать о том.
Вперёд всего предупрежу,
О чём вообще поэма.
Кому-то в рай – кому-то в ад
Напишут направленье.
Ну, в общем, всё на этот лад
(Кому како везенье)
То бишь точнее говоря,
Кто, что себе надыбал
Здесь на земле пока живя:
Добром иль злом там выпал.
Я богохульствую? Ей-богу!
Люблю и почитаю
Я всех богов – их много,
Поди, не сосчитаем!
Да и Господь сомнения
Простит наверняка. Он славный!
Горжусь я без стеснения,
Что к ряду православный.
Пусть не набожен на все сто
(Покуда не встречал чудес)
Правдив и «не кручу хвостом» –
Постыло слово «Бес».
Предстать пред Богом суждено?
Отвечу за проступки.
(Куда ж я денусь!) Не дано?
Знать к месту мои шутки.
Без зла, без выгоды, друзья,
Хотелось бы дойти умом:
За что и как? – Небес Судья
Накажет грешного потом.
Казалось бы, действительно
Нам без суда не обойтись,
Но вот что, удивительно
Давая смертным часто жизнь
Не всем (что удивительней!)
Даёт условия одни:
К кому-то предпочтительней
К иным – и не сродни.
Невольный сей вопрос меня
Гнетёт почти с рожденья:
Не дав! – как можно обвинять
И вновь толкать в лишенья?!
Где справедливость? Мы о ней
Всегда толкуем споря.
Тут уйма запертых дверей –
Они нас только ссорят.
Ну, вот, пожалуй, случай
К предмету конференций
(Не будем рваться в тучи!),
Родились два младенца.
Один – в богатстве, чистоте,
Заботой, лаской окружён;
Другой – конечно в нищете
И привилегий тех лишён.
Растут они, внимая, свет
По-своему отдельно:
Один – внимает пьяный бред
Отца членораздельно;
С другим сызмальства гувернёр
Хлопочет над наукой,
Внимает слух его и взор
Миролюбивость звуков.
Другой тем временем как раз
Взирает чутко на скандал:
Он видит, как отец меж глаз
Маманьке кулачищем дал.
В колледж пошёл один затем;
Другой – по улицам блуждать;
Один не думал о еде,
Другому вышло воровать.
Закончен колледж. Добрый труд
Во благо общества теперь,
А здесь?.. А здесь конечно суд –
И вот закрыта зоны дверь.
В конце концов, там слава,
Почёт, всеобщая любовь…
А тут тюрьма, облава,
Вражда, убийства, пьянки, кровь…
Ну что ж! Вершилось на глазах.
Они не встретятся. Ни в жизнь!
Они на разных полюсах,
Допустим, померли… и ввысь
Их души прямо к Богу
Тотчас же лихо понеслись,
Чтоб осудили строго.
Предстали пред Создателем,
Рапортовали, каждый…
Бог слушал их внимательно,
Перебивал лишь дважды
Для уточнения слегка…
Подробностей весомых.
Давала знак его рука
Для продолженья слова.
Вердикт зачитывал подряд:
Благополучному путь в рай;
А бедолаге ясно – в ад.
Конечно, новый претендент
До пекла возмутился
И мог бы выйти инцидент,
Но Бог тут согласился
Немедля выслушать того:
Чем не устроил приговор?
Желанье слышать велико
И вот – конкретный разговор…
Бог:
– Чего ж хотел ты?! Решено.
Ты лгал, жулил и воровал –
Ты жил распутно и грешно,
В конечном счёте, убивал…
Бедолага:

– Ты прав!.. Имело место.
Давай рассмотрим вновь мой путь
Тебе не всё известно –
Необходимо вникнуть в суть.
Ты этому – дорогу в рай?..
А мне так в преисподню?!
Стеченье обстоятельств. Знай!
Легко судить сегодня.
Мы вспять по новой стрелке:
Ему забота, ласка
И памперсы, сиделки,
Шикарная коляска,
Он чист, всегда ухожен;
Ему агукали, а мне? –
Уже плевали в рожу;
Я сутками в своём дерьме!
И гнил, и кровоточил,
Чесался, мучаясь от вшей,
Мне было больно очень,
Я изнывал в тени ночей!..
Когда он в свой слащавый рот
Вливал нектарный сок рекой,
Пихал культурно антрекот –
Тянулся я худой рукой
Невольно, голодом томим
За булкой в лавке городской
За то и бит бывал гоним…
Ему и в будни в праздник брать
Подарки – всяки штучки…
Меня учили воровать,
Выкручивая ручки.
Когда в автомобиле
Его в колледж папаша вёз –
Меня кнутом лупили,
Швыряли голым на мороз.
Учились – он читать, любить…
Я – ненавидеть жгуче;
Ему судьбу благодарить,
А мне стоять на круче…
Спроси! А он когда-нибудь
Отбросы жрал и пил из луж?!
Пытался под мостом уснуть?!
Дожди использовал под душ?..
Науки постигать высоты
Уж некогда теперя!
В пылу скупой охоты
Сходились – зверь на зверя.
Средь волчьей стаи этой
Уверенность жила одна:
Вся сущность бед – ты бедный,
И богатеев в том вина!
Да горд я был!.. Вершил свой путь
Я сам неотвратимо.
Мне было выжить как-нибудь
В зарез необходимо!..
Случалось, грезил лаской –
Мечтал и плакал даже;
Хотел добра не сказкой! –
Дум тлеющейся блажи.
Но скоро я мечтать устал
О жизни праведной и тихой.
Твой баловень так не страдал
И сотой доли... Капли мига!
Я ласку получал от шлюх
На простынях за деньги лишь!
Скулёж игры внимал мой слух
Да как шуршит в подполье мышь.
Тогда взывал я много раз –
Тебе звучал тот звук во мгле!
Но ты не слышишь просто нас
Покамест ходим по земле…
О да! Убил я! Что ж кричи!
Убивец, душегуб, злодей!
Не я – нож в сердце получил,
Лишь оказавшись половчей.
Потом тюрьма: вторая часть.
Травинкой к солнцу рваться,
Когда вдавили уже в грязь
Из грязи не подняться.
А там различный есть народ:
Предстали новые друзья,
Оттуда вышел я не тот –
Меня влекло чего нельзя.
Усвоил крепко я урок:
Коль не дают – то силой брать.
Ты и тогда мне не помог!
Откуда мог ты с неба знать,
Что там! – в трущобах человек
В последний раз молил тебя.
Однажды (выпал первый снег)
Той ночью я просил, вопя,
Но тщетен крик, напрасен вой:
Ответом – звёзды, эхо, снег…
Ты больше занят был собой.
К чему пропащий человек?
И я забыл тебя с тех пор:
В душе бесчувственный гранит
Обыкновенный мелкий вор
Вдруг стал – отъявленный бандит.
Прелюбодействовал?.. О да!
И женщины меня любили.
Я смел и дерзок был тогда,
Невзгоды научили:
Плечом ломать преграды,
Сопротивляться силе,
И вновь тюрьма… наградой.
На нарах долгий пленник
Освободился: нет родных,
Угла, друзей и денег,
И нету сил уже былых
И я скитался. Жаждал жить!
Ходячий труп бродил бомжом:
Ничтожный, жалкий… как забыть?!
Я страшно был тогда смешон.
И ни сочувствия, ни зла
От окружающих не зрел.
Презрение толпа несла
В колчане кучу взоров-стрел.
Свой проклял путь изгоя –
Предаться смертной силе –
Так жаждал я покоя!
Его найти в могиле…
Не ведал я добра, а зло…
Всевидящий хвалёный глаз!
Но где же он?! – мне не везло.
Ну, хоть один ты дал мне шанс?
Здесь занавес. (На том конец.)
Что дальше сталось? – буду нем.
Не знаю я… Небес Отец,
Пустил беднягу ли в Эдем?..
Подобного навалом
Всех случаев не перечесть;
Повсюду: сплошь и рядом –
Гораздо хуже даже есть!
Отметим сразу же калек
Увечных от рожденья.
Отчасти тот же человек –
Невинный, а решеньем
Не меньше грешного судьи:
Казнён или мотает срок
Да мало ли ещё, поди?!
Эх, сколько судеб?.. Сколько строк!
Велико множество причин
Скорбеть, свидетельствуя боль.
Смотри!.. Не думай и молчи?
Господь, прости – на рану соль…
Я ближе подхожу к итогу:
Считаю (прав – не прав?)
Судить нельзя и Богу
Вот так исправиться не дав.
Без резких конфронтаций
Я склонен (Бог, коль есть, умён!)
В вопросе ситуаций
Великодушен, добр он –
Путём реинкарнаций.
Мы терпим боль и муки…
Нам путь – отвесная скала,
Натруживая руки
Ещё не сведущих тела
Свои, ведут за шагом шаг:
К переживаниям, страстям,
Превратностям судьбы атак;
Добро черпаем по горстям,
Копя из жизни в жизнь багаж –
Духовной чистоты полёт,
Встречая пёстрый антураж,
Карабкаемся ввысь – вперёд!
Одумайся! Как страшен путь
Бросаться в омут чёрных дел,
Топтать ногою чью-то грудь,
Стоять на свалке мёртвых тел…
Понять в урочный час итог:
Отбросил в бездну сам себя!
Предстанет жизненный виток –
Поставят ногу на тебя…
А если мы допустим вдруг:
Загробной жизни вовсе нет.
О справедливости, мой друг,
Тогда беседа сущий бред.
И всё! На чём всё зиждется
Само собой одна фигня! –
Живи, спеша насытится,
До смертного выходит дня?!
Не может быть! А всё же…
Кто нам давал гарантии?
Осталось, подытожив,
Спуститься до апатии?!
Унюхаться – упиться –
Кольнуться и забыться?
Не жаль?! – сжигать короткий срок
Нам отведённый случаем!
Поймите правильно намёк:
Надейтеся на лучшее…

Июнь 1998г.
Нет аватара
Logika
21:08, 11 ноября 2016
Этот гюленовец сам занимается раздраем, и сам же кого-то в этом обвиняет.
В 1937 году расстреливали граждан СССР совсем не по этническому признаку.
Выделять этот признак как основной - грамотная провокация.

А как грамотно они перенесли дату дня памяти?
Общество, конечно профукало... как профукало и весь Советский Союз.

Так можно профукать вообще, все на свете. И тут не Путин будет виноват, а Гюлен.

Провокатор предлагает (иной) РАКУРС на известные обстоятельства.
Это как предлагать покарать РФ за то, что когда-то сажали фарцовщиков, валютчиков и им подобных "бизнесменов". Однако, бизнесменов не это интересует, а вот провокаторов - интересует.

Что интересует?
Возврат к байманапству.
Как минимум. Но вопрос, почему именно бай-манапов уничтожали?
Да потому, что для бай-манапа народ - не народ, а холопы.
Народ их ЛЮТО ненавидел, потому и уничтожал.

Возродить былое? Тогда опять будут люто ненавидеть и... уничтожать.
Но этого они не способны увидеть в силу своей ограниченности.

Комму нуженраздор?
Известно кому - тем, кому принцип "разделяй и властвуй" сохраняет корону и возможность ханствовать по закону и по понятиям.
Нет аватара
Logika
20:56, 11 ноября 2016
Ну, реальный гюленовец...
Нет аватара
frunze17
19:31, 11 ноября 2016
Это действительно было, страшный массовый террор и беспрецедентные по жестокости репрессии по всей стране, были уничтожены сотни тысяч (может миллионы) людей, причем лучших людей, и это правда, что началось всё с Ленина, не со Сталина, им был заложен правовой беспредел. Который кстати в определенной степени мы имеем до сих пор. Но было в те же времена, да, парадокс, и хорошее, и это хорошее, и тоже с Ленина, конкретно для нашей страны и других национальных республик (для России - нет), на мой взгляд, перевесило плохое. Дочь советской Киргизии, лампочка Ильича - это не штампы и не капля в море, это целые рожденные и, что важно, выжившие поколения людей, наших дедов и бабушек, наших родителей и соответственно нас, это грамотность и медицина, индустрия и культура, это система социального обеспечения и система охраны материнства и детства. Без этих пустячков тысячи людей бы не родилмсь, просто не дожили бы до детородного возраста, а рожденные не выжили, а выжившие жили бы одними инстинктами. И считаю, своей суверенной страны наш этнос бы не имел.
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.


Закрыть
X
Для размещения комментария авторизуйтесь