Добавить статью
10:20 13 Ноября 2017

Зордук и предательство родителей

Төркүндүн төбөсү - кубат

Скандал с голливудским продюсером Харви Ванштейном, обвиненным в сексуальных домогательствах, сильно отразился в мире. Акция #Metoo, запущенная в октябре актрисой Алиссой Милано, приобрела глобальный масштаб. Алисса Милано предложила жертвам сексуального насилия, рассказать о таких случаях, в результате чего полетели многие важные головы, включая министра обороны Великобритании. Обвинения настигли и друга всех евразийцев Сигала.

sigal

У нас в очередной раз украли девушку («зордук» – умыкание силой) [1], а родители сказали ей остаться в доме насильника-похитителя.

Надо признать, что в первую очередь насилие над женщинами происходит потому, что своих дочерей предают родители. Это происходит, когда в результате «зордука» (неправильно называемый «ала качуу») похищают девушку и родители говорят жертве, что ей надо остаться. Это происходит, когда в ответ на побои мужа, родители девушки говорят: «терпи» («чыда»). Откуда возникло это широко распространенное предательство детей, особенно девушек и девочек.

Выражение «төркүндүн төбөсү – кубат» обозначало, что вышедшая замуж девушка всегда может рассчитывать на поддержку своей родни. Составитель кыргызско-русского словаря К. К. Юдахин, прямо раскрывает смысл этих слов: «төркүндүн төбөсү – кубат – погов. макушка родственника жены - сила (без приюта не останешься)».

Интересно, что в обществах, где мужчины отличались воинственностью и мужеством, женщины имели высокий статус и независимость. Так, например, в Спарте, которая является эталоном воинского героизма в древней Европе, женщины часто получали формальное образование и имели право владеть собственностью, что было редкостью для других греческих городов-государств. Спартанки также были известны своим независимым нравом. В нашем прошлом, в кочевых сообществах, то статус и независимость женщин, породил легенды об амазонках, которые были равны мужчинам. И если взять, то что на сегодня осталось от кочевого прошлого, то в той же самой юрте мужская и женская половины разделены поровну. Это не феминизм – это история: самые сильные общества – это те, в которых женщины равны с мужчинами. Чтобы воспитать мужчин, не нужно делать рабынь из матерей.

bozuy

В обществах, точнее в населении, где плодятся подданные, а не граждане, статус женщины очень низкий и зачастую насилие над женщиной считается нормальным, даже одобряемый богом. Обычно такие сообщества весьма иерархичны, и мужчины, особенно те, кто находятся внизу пищевой цепочки, стараясь следовать правилам иерархии, стараются возвыситься хотя бы над собственной женой и детьми. Пытаясь копировать своих господ, мужчины стараются обеспечить продление своего рода и заполучить наследника, хотя в большинстве случаев замков и обширных владений наследникам не достается.

Мужчины – это мужчины, но почему же женщины сами, забыв о легендарной женской солидарности, поддерживают мужчин в стремлении закабалить женщин, всеми способами, начиная от рождения до смерти. Анализируя ситуацию с гегемонией буржуазии над рабочим классом, итальянский философ, коммунист, Антонио Грамши пришел к выводу, что классы существуют, но классового сознания или солидарности – нет. Точно также, можно сказать, что женщины существуют, но женской солидарности – нет.

Вместо этого существует понятие «сделки с патриархатом» - термина, предложенного турецкой исследовательницей Дениз Кандиоти. Согласно Кандиоти, отношения господства–подчинения между гендерными группами выгодны для обеих сторон, поскольку подчиненные получают бонусы, мобилизуя имеющиеся у них ресурсы. Ответственность за организацию жизни семьи возлагается на мужчин. Подтверждая свой статус подчиненных и следуя полоролевым предписаниям, женщины используют свое положение, чтобы увеличить свои жизненные шансы. Там, где девочки выдаются замуж родителями, они подчиняются не только мужу, но и старшим родственницам, которые осуществляют контроль над невестками [2].

Таким образом, если вмешаться в семейные дела своей дочери, то можно подвергнуть сомнению собственную власть над своими невестками. Женщины, подчиняясь патриархальным правилам, все же ищут, того, кого они могли бы также подчинить. Подчиняясь – подчиняй, – такова цена патриархальной сделки наших женщин.

Родители с самого рождения показывают, что девочки нежелательны в их семье. Это часть стратегии подчинения, доказать чью-то ущербность. У нас это показывают через имена, которые призваны привлечь рождение мальчиков: Бурулсун (Бурул, Бурулкан), Алмаш, Уулкан (Уулжан, Уулбү), Жаңыл, Кайрыл и т.п. В Афганистане и Пакистане существует традиция «бача пош» («как мальчик»). Когда в семье одни девочки, одну из них одевают как мальчика и воспитывают как мальчика вплоть до полового созревания. Также бача пош дается мужское имя, как например, у 9-летнего Аббаса.

И когда у бача-пош Аббаса спросили, какую жизнь для женщины в идеале она видит в Афганистане, она ответила: «Как у человека».

bachaposh

Бача пош, Аббас

В основе всего, конечно, лежит то, что сегодня у нас население, где человеческая жизнь не имеет ценности. Точнее из-за иерархичности населения, не каждый считается человеком как таковым. «Стать человеком» («киши болуу») – это не от рождения, а от позиции в пищевой цепочке, где сильный ест слабого, а человеком считается тот, кто достиг богатства или власти.

Стремление «стать человеком» - то есть достичь богатства и власти, совершенно не подразумевает каким образом «становятся людьми». «Человекам» не нужна репутация – ее заменяет богатство и власть. Поэтому в нашей стране не держат слова, опаздывают, обманывают, ведь для того, чтобы считаться «человеком», не нужна репутация – нужны деньги. Все начинается с этих «человеков», все идет сверху – внизу только копии, тех кто хочет взобраться выше. Рабы не хотят быть равными, они хотят быть господами, «стать человеком».

Женщины у нас на законодательном уровне не признаны людьми, что отражает ее положение в обществе, где все хотят стать «человеками». Статья 155 уголовного кодекса КР, не относится к преступлениям против личности и вводит отдельное наказание как «преступление против женщины» и похищение женщины с целью принуждения к вступлению в брак, несмотря на то, что есть статья 123, где есть наказание за похищение человека. При этом за похищение человека группой лиц (что соответствует «зордуку») дается до десяти лет, а по статье за похищение женщины до семи лет. Почему нужны две разные статьи и зачем отделять похищение женщины и человека? Может быть тысячи таких имен как Бурул, Алмаш, Уулкан, Жаңыл, Кайрыл и есть ответ на этот вопрос? И, наверное, от семьи не убудет, если такую нежелательную девушку кто-то похитит: «баба с возу, кобыле легче»? Насилие над женщинами всегда имеет социальную природу. Всегда.

Зордук – насилие над женщиной должно рассматриваться по статьям 123 УК КР (похищение человека) и 129 УК КР (изнасилование).

Всего лишь несколько поколений назад, похищение девушки считалось оскорблением не только ее родителям, но и всему роду. Сатывалды из племени бугу, живший в местности Сарыбулак, в 1920-х годах сказал советскому этнографу Ф.Фиельструпу следующее: «В прежнее время редко воровали невесту. В случае умыкания невесты приходили в большом числе, связывали родителей, увозили ее саму и все содержимое кибитки, постель и пр.». Он же дал определение: «зордук – это умыкание силой» [1]. В случае убийства одного из похитителей во время преследования, по закону (эреже) можно было не выплачивать кун – выплату за убитого. Потому что преследование преступников, их избиение и даже убийство считалось нормальной реакцией на похищение дочери.

В одном из многочисленных видео о «зордуке», набравшем 18 миллионов просмотров, популярнее всего был комментарий одного пользователя, набравший более 12 тысяч лайков: «А где их семьи? Если бы кто попытался это сделать с моей дочерью, была бы кровавая баня». И это ведь нормальная реакция на похищение собственного ребенка, которого под видом женитьбы хотят изнасиловать и превратить в бесплатную прислугу. Или нет?

inthenow

Куда делась эта нормальная реакция любого животного, который защищает своих детей даже ценой своей жизни? Откуда берутся бабушки, которые в ответ на жалобы собственной внучки на побои от своего мужа, поддерживают его и говорят, что необходимо каждую неделю бить свою жену, чтобы выводить из нее дурь и джинов. Одна мать в ответ на жалобы дочери на побои мужа постоянно твердила: «чыда (терпи)». Дочь, не выдержав побоев и унижений, все же решилась уйти несмотря на то, что ее собственная мать хотела, чтобы ее избивали и унижали – по-другому не скажешь. После развода бывший недолго думая женился на другой и однажды забил до смерти новую жену. Все это происходит здесь и сейчас.

Нация сама предала своих дочерей, исключив их из состава детей и человеков: «Жакшы кыз - жакадагы кундуз, жакшы уул - көктөгү жылдыз» - эта поговорка говорит о совершенно разных ожиданиях от дочери и сына. Девушка становится объектом деторождения, точнее сынорождения для продолжения того или иного рода. И если раньше, было хоть какое-то представление об эле, санжыре, где родоначальником племени могла быть и женщина (Наалы эже) и женском равноправном начале, без которого в целом народа не мог существовать, то теперь есть очень большие пробелы в понимании роли женщины в обществе. Все порабощенные нации всегда отрывались на собственных женщинах. В господствующих нациях женщины свободны и воспитывают свободных людей. Рабы же могут породить и воспитать себе подобных. Во всех униженных обществах преследуют или подавляют слабых. Это могут быть меньшинства, какие-нибудь назначенные властью “враги народа”, но в первую очередь – это насилие против женщин и детей.

Когда происходит «зордук», опозоренные и униженные родители, если не имеют сил и так и не достигли того, что называется «стать человеком», официально отказываются от похищенной дочери. Предают ее. Все исследования о «зордуке», говорят о том, что воля похищенной жертвы бывает сломлена не от уговоров жеңешек и лежащих кричащих бабок, а от предательства родителей.

Говорят, родители впадают в стресс и отчаяние, когда их дочь похищают. Но почему-то этот стресс оборачивается не против похитителей, а против собственной дочери, которую зачастую обвиняют в том, что она опозорила родителей. Это предательство собственных детей идет еще с детства, когда родители вымещают свой стресс и усталость на детях, поэтому неслучайно родители обвиняют не похитителей, а своего ребенка. Не имея духа ответить обидчикам в жизни, они приходят домой и вымещают свои обиды на более слабых – на жене, на детях.

“Зордук” – это ведь еще и оскорбление родителям похищенной девушки, с которыми не было знакомства, разговоров о выкупе и свадьбе, раз речь идет о традиционном обществе. Но родители, зачастую отец, обвиняют не преступников, а свою дочь в том, что она опозорила их. Здесь нет никакой логики, кроме логики труса и логики человека, который рассматривал свою дочь как обузу.

Вспоминается Иешуа Га-Ноцри из романа Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”: “Единственное, что он сказал [перед казнью], это, что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость”.

Трусость губит семьи, детей, страну, природу. Если некоторые родители неспособны защитить своих детей, то обществу необходимо самому начать исправлять ситуацию. Необходимо институционализировать борьбу с «зордуком», в которую должны включиться как образовательные учреждения, так и суды всех инстанций, включая суды аксакалов. Суды аксакалов не имеют полномочий рассматривать такие тяжкие преступления, но они могли бы выносить предупреждения родителям, что «зордук» не является обычаем. Что нельзя называть дочерей именами, которые показывают их нежелательность. И что детей нельзя предавать.

Примечания

1. Фиельструп Ф. А. Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века. Москва, Наука, 2002. С. 17. Электронная версия книги доступна на АКИпресс: http://kghistory.akipress.org/unews/un_post:7548

2. Deniz Kandiyoti. Bargaining With Patriarchy // Gender and Society, Vol. 2, No. 3, Special Issue to Honor Jessie Bernard. (Sep., 1988), pp. 274-290.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Голод 1930-х годов: казахские беженцы и Киргизская АССР

40 элементов кыргызской культуры: 32. Эл

40 элементов кыргызской культуры: 31. Кут

40 элементов кыргызской культуры: 30. Төрү (закон и порядок)

40 элементов кыргызской культуры: 29. Умай

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
Нет аватара
ruslanch
14:35, 13 ноября 2017
Бред какой то написали
Нет аватара
frunze17
12:18, 13 ноября 2017
Так говорил Иешуа Га-Ноцри. А Пилат во сне, в своей горькой мечте о повторной с ним встрече, говорил: "нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок".
Всё точно написано. Еще одно, почему женщины не солидарны, думаю, срабатывает примитивное - "меня насиловали, унижали, избивали, почему ей должно быть лучше, теперь мое время, моя очередь". Правовое и социальное отношение к женщинам, к дочерям, матерям - одно из основополагающих критериев качества общества и этноса, у нас оно ухудшается.
X
Для размещения комментария авторизуйтесь