Добавить статью
9:14, 7 апреля 2015 5359

События 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года: философский аспект

Сократ – друг, но самый близкий друг – истина

Платон

Вещь не перестает быть истинной

оттого, что она не признана многими

Бенедикт Спиноза

Как-то выдающийся арабский писатель и философ XX века Джебран Халиль Джебран изрек: «Знать истину следует всегда, изрекать – иногда». Надеюсь, что сейчас такое время, когда стоит говорить об истинном положении дел.

Я безмерно счастлив, что живу в такой стране, где есть возможность высказывать свое мнение. Я также горд тем, что являюсь потомком кыргызов, которые эту традицию свято блюли, а тех, кто нарушал ее, подвергали народному осуждению. Эта традиция и в наши дни имеет место быть и свидетельством этому является недавно проведенная в государственной резиденции «Ала-Арча-2» научно-практическая конференция «Народные революции марта 2005 года и апреля 2010 года в Кыргызстане: причины и результаты».

По поводу проведения научно-практической конференции есть определенные замечания. Первое – это то, что все пленарные доклады были докладами представителей исторических наук, хотя говорилось о комплексном исследовании событий 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года. В связи с этим будет уместным вопрос – почему же философы и социологи Кыргызстана не удостоились такой чести?!

Проведенную конференцию, исходя из ее содержания, точнее было бы назвать «Обсуждение исторического видения событий 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года». Но если конференция именуется как «Народные революции марта 2005 года и апреля 2010 года в Кыргызстане: причины и результаты», притом если констатируется комплексное исследование этих событий, то было бы целесообразно представить на пленарном выступлении точки зрения базовых наук об обществе и общественных процессах. Второе – это то, что конференция названа научно-практической, следовательно, приветственные слова руководителя президентской службы Данияра Нарымбаева от имени президента и премьер-министра Джоомарта Оторбаева были бы достаточными, а выступления депутатов Жогорку Кенеша были излишни.

Этим я хочу сказать, что количество пустых выступлений можно было бы сократить, либо напомнить им, что данная конференция научно-практическая, а не торжественное собрание и к тому же выступления должны носить научный характер. Третье – если это серьезное мероприятие, то и организация должна была быть соответствующей. Говоря точнее, 30-40 специалистам, выступившим на прениях по 4-5 минут, можно было бы дать возможность полноценно выступить со своими докладами. А для этого один день, точнее полдня для выступлений и прений, мягко говоря, недостаточно и несерьезно. Хотя длинные языки доносили мнения высокопоставленных чиновников, желавших видеть конференцию действительно научно-практическим обсуждением событий 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года и поиском путей предотвращения подобных событий. В таком случае для придания конференции определенного уровня потребовалось бы минимум два дня для полноценных докладов, прений и поиска путей предотвращения подобных событий. Однако получилось то, что получилось.

Данное мероприятие мною критикуется не для очернения чего-нибудь, а для того, чтобы очередные конференции были более профессиональными и продуктивными. И в завершение вступительного слова к своему докладу хочу еще раз подчеркнуть, что сама возможность свободно высказываться в нашей стране – это непреложная ценность, способная стать основой будущего процветания страны. Для нас, профессионалов, главное – не только иметь возможность высказываться, но и быть услышанными теми, кто разрабатывает реальную политику страны и воплощает ее в жизнь. Ибо и от этого тоже зависит наше будущее, будущее нашей страны.

События 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года – это события новейшей истории Кыргызской Республики. Пришло время, когда можно исследовать их с позиции философии без ангажированности эмоциями, властью и деньгами внешних игроков. Однако перед тем как это сделать стоит еще раз очертить круг мнений о событиях 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года.

Если говорить о событии, имевшем место быть 24 марта 2005 года, то по поводу его в основном высказывались две точки зрения. Одни считали событие 24 марта 2005 года революцией, другие склонны именовать его переворотом.

В свое время, не соглашаясь ни с одной из вышеприведенных точек зрения на события 24 марта 2005 года, автор данного доклада в 2007 году на научной конференции, посвященной дню революции 2005 года, проходившей в стенах КГУСТА, озвучил свою позицию по данному вопросу, которая была опубликована в «Вестнике КГУСТА»[1], а по событиям 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года в 2011 году на сайте АКИpress[2]. Данный доклад сделан на основании тех публикаций.

Итак, перед тем как говорить о своем видении и понимании событий 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года, считаю уместным вначале определиться в понятиях «революция», «эволюция», «переворот», «реформа».

Революция в переводе с позднелатинского revolutio означает «поворот», «переворот». Однако revolutio как понятие получило специфическое содержание, отличающее его от понятий переворот и реформа. Под революцией начали понимать изменения, которые имеют отношение не к количественным, а к качественным преобразованиям в природе, обществе либо в познании. А под переворотом стали понимать лишь изменения количественного порядка. Количественные изменения не бесконечны, не беспредельны, они ограничены мерой качества. Если мера не дает возможности для развития, тогда возникает ситуация для ломки меры старого и для формирования нового качества, новой формы.

Революция – это всегда прерыв, разрыв постепенности, т.е. качественный скачок в развитии. При этом стоит особо отметить о различении революции как общественно-политического переворота, охватывающего весь социальный организм и существенно изменяющего лик государства в целом, и революции как качественное изменение отдельных сфер социальной жизни. Революция отлична от эволюции, от постепенного развития какого-либо процесса и от реформы (от латинского reformo – означающего «преобразование, изменение, переустройство какой-либо стороны общественной жизни (порядков, институтов, учреждений) не уничтожающее основ существующей социальной структуры» и ведущее к более или менее прогрессивным преобразованиям)[3].

Итак, после того, как определены, разведены и уточнены понятия «революция», «эволюция», «переворот», «реформа», попробуем определиться с событиями, имевшими место быть как 24 марта 2005 года, так и 7 апреля 2010 года.

События 24 марта 2005 года можно было бы назвать переворотом, однако события, произошедшие не только в тот день, но и в предшествующие тому дню, говорят не в пользу понятия переворот. Перевороты осуществляются группой людей, притом тайно и в большинстве случаев насильственно. История тому свидетельство. В нашем случае этого нет, поскольку события, предшествовавшие 24 марту 2005 года, изначально проходили демонстративно и открыто. К тому же не было желания и цели захватить власть или же сменить действующую власть. Было желание обратить внимание властей на себя, на свои проблемы и на вопиющие нарушения, имевшие место в процессе выборов в депутаты Жогорку Кенеш. Требования носили реформаторский характер. Но назвать события 24 марта реформаторским тоже нет достаточных и неоспоримых оснований, поскольку народ не остановился на изначальных требованиях реформаторского характера. На иные требования и на решительные действия подвигли народ провокации со стороны властей.

Можно предположить, что события 24 марта могли бы иметь иную окраску (т.е. реформаторскую) нежели то, что случилось. Если бы президент Кыргызской Республики Аскар Акаев вместо силовой провокации вышел бы к народу и пошел бы на компромисс, тогда весенний день 24 марта 2005 года мог бы стать для Кыргызской Республики точкой отсчета реформаторских изменений. Однако события стали разворачиваться совершенно по другому сценарию, о чем не предполагали ни Белый Дом, ни их оппоненты. То, что произошло с Аскаром Акаевым, случилось и с Курманбеком Бакиевым, но в усиленном варианте, на новом витке. Зная философию знаменитого немецкого ученого Георга Гегеля, мы можем знать и то, что не только развитие (прогресс), но и разрушение (регресс) протекает виткообразно. Мы в своей новейшей истории совершили два витка вниз.

В то время народ уже не мог жить по-старому, а государство не могло управлять по-новому. Такое состояние в обществе называется революционной ситуацией. Революционная ситуация может пойти и по мирному пути, а может и не по мирному пути развития революции. Все зависит от взаимовлияния и взаимодействия объективных и субъективных факторов в обществе.[1]

Революционная ситуация переросла в не мирный народный бунт не без помощи Белого Дома. Тем самым она не только захватила власть, но и обратила в бегство первого президента Кыргызской Республики Аскара Акаева. В случае с Курманбеком Бакиевым – это период, когда революционная ситуация еще не завершилась, а длилась во времени как залатанный пластырем гнойный нарыв. Неумение направить революционную ситуацию в мирное созидательно-эволюционное русло путем системных реформ, не идущих вразрез с менталитетом кыргызского народа, привело к разрушительному бунту со стороны кыргызского народа, а не со стороны оппозиции.

Оппозиция в нашей стране – это в основном не проструктурированные во властные структуры люди, выражающие свое недовольство из-за невостребованности властью и выдающие его как идеологическую позицию, которая могла моментально улетучиться очередной простроенностью ее во властные структуры государства. Поэтому у нас оппозиция должна стать качественно иной, т.е. идейно-конструктивной. А это значит, что сама оппозиция должна состояться, не только формально, но и содержательно. Тогда она сумеет размежеваться от оголтелой деструктивной псевдооппозиции. Деструктивная оппозиция может только расколоть общество и подвести его к социально-экономическому тупику и гражданской войне. Конструктивная оппозиция – это форма стимулирования власти к изменению, развитию и процветанию общества.

За период правления двух президентов мы имели внутреннюю политику, пущенную на самотек, что указывало на ее отсутствие, говоря точнее, ее содержание было искаженным.

- Отсутствие четкой национальной политики. Последствие – то, что самым обездоленным и ущемленным в правах и возможностях народом оказался представитель титульной нации, и бесконечное заигрывание с русским языком в борьбе за русскоязычный электорат.

- Безответственность, порождающая коррупцию. Это было точно сформулировано одним из государственных мужей, сказавший «Только ленивый не ворует». И действительно народ вынуждали к воровству, а в экономике был не столько застой, сколько развал.

- Все это усугубилось вмешательством в государственные дела членов семьи.

- Честь, честность, порядочность, любовь к Родине стали терять свою ценность. Поэтому стало в порядке вещей продажа чести, совести, земли, Родины. Безнравственность стала нормой жизни.

За 20 лет существования суверенной Кыргызской Республики народ почти развращен. В шкале ценностей у него превалирует материальное над духовным. Материальное стало идолом не только для среднего поколения, но и для подрастающего поколения. За 20 лет выросло одно поколение молодых людей, ориентированных на материальное начало, не знающих и не ценящих свою культуру, Родину, народ, язык. И в силу этого они готовы в любой момент уехать хоть куда, лишь бы там было сытно и тепло. Но именно такое состояние рождает или побуждает другую часть молодежи вспомнить, что они кыргызы, и становиться патриотами своей страны.

Вышеизложенное говорит о том, что Розе Отунбаевой страна досталась более в худшем состоянии, нежели Аскару Акаеву и Курманбеку Бакиеву.

В свое время у Курманбека Бакиева была возможность стать исторической личностью, сумевшей спасти кыргызское государство от разрушительных процессов, но у него не хватило мудрости, знания и желания пойти на системно-революционные реформы. Это же не удалось сделать Розе Отунбаевой, но ей удалось препятствовать раскачиванию лодки и вернуться к истокам кыргызской культурной традиции, где передача власти осуществлялась мирным путем на основе решения Курултая.

Мирная передача власти новому президенту Алмазбеку Атамбаеву стала фактом новейшей истории Кыргызстана. Однако революционная ситуация не была снята с повестки дня. О чем свидетельствует то, что некоторые люди полезли на ограду Белого дома. Если бы революция была бы завершена, сама мысль о возможности оседлать ограду Белого дома была бы невозможна.

Итак, события 24 марта 2005 года, так и 7 апреля 2010 года, по сути, – это народный бунт, приведший к революционной ситуации. И для того, чтобы такие события не повторились, Президенту и Парламенту необходимо взять инициативу в свои руки и пойти на революционные реформы. Хотя надеяться на парламент нет смысла, ибо он уже занят более важными делами – предвыборными играми. А президенту есть смысл этим заняться не только для того, чтобы события 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года не повторились, но и для того, чтобы в истории остаться фигурой, если не совершившей системно-революционные реформы, то хотя бы быть тем, кто проложил пути к таким системным изменениям.

Под революционной реформой я понимаю не изменение формы правления, а системное изменение, культивирующее ответственность и порядок во всех сферах общественной жизни. Ответственность и порядочность должны стать нормой жизни. Безответственных слов и поступков не должно быть. Люди, допускающие такие поступки, должны получать не только общественное порицание, но и должны быть наказаны по закону.

Необходимо изменить общественную шкалу ценностей, в которой материальное начало не довлело бы над духовным началом и не игнорировало бы последнее. Весьма важно также обратить особое внимание на образование, воспитание и на состояние школ и учителей в стране. Учитель – это не тот человек, на которого ученик должен смотреть с презрением или с жалостью и состраданием. Учитель не должен влачить нищенское существование и не сводить концы с концами. Учитель должен жить достойно, чтобы быть примером и ориентиром для подрастающего поколения. По статусу и благосостоянию учителя можно прогнозировать будущее страны!!! И это нужно начать делать не снизу вверх, а сверху вниз. Тогда народ не только увидит желание государства изменить жизнь в лучшую сторону, но и поддержит эти начинания. Но это будет возможно только при системном подходе к реформированию кыргызского общества.

Поводя итоги можно сказать, что только полная реализация системно-революционных реформ будет означать свершение революции. В противном случае события 2005 и 2010 годов будут иметь свое негативное продолжение. Этому, как ни парадоксально это звучит, но будет способствовать парламентская форма правления, которая по сути своей не расторопна, не мобильна и безответственна. Исходя из этого, можно сделать заключение, что нам более подходит, при учете времени, в котором мы живем, президентско-парламентская форма правления. Однако не надо забывать, что любая форма правления является всего лишь средством, а не целью. Поэтому превращение средства в цель подводит к тому, что теряется сама цель. А целью у нас должно быть сохранение и процветание кыргызской государственности, создающей условия для развития кыргызского языка и кыргызской духовности, дающей другим народам и народностям жить в мире на кыргызской земле, сохраняя свою культуру, при этом не попирая кыргызскую.

И в завершение можно сказать, что знание основ кыргызского мироустройства и построение своего мира в соответствии с ним и управление своим миром, руководствуясь Разумом и Справедливостью[4], базирующихся на особой форме кыргызского правления, которую можно назвать Софиократией (Мудрократией), являющейся, по сути, высшей формой демократии, может гармонизировать бытие кыргызского государства по законам мироздания. Кыргызская Софиократия (Мудрократия) в отличие от демократии, означающей власть народа, являлась властью мудрых людей[5].

Издревле мудрость кыргызов выработала управленческую культуру, сутью которой является следование установленным нравственным алгоритмам культуры. К примеру, отношение «төр – босого» говорит об отношении: старший – младший, руководитель – подчиненный. Босого должен относиться к төру уважительно, учитывая то, что төр – это тот, кто придает направленность развития семьи, рода, народа, государства. В свою очередь тот, кто занял почетное место, должен соответствовать төру и бережно относиться к босого, поскольку босого является основанием төра. Без босого не может быть төра. Без төра не может быть босого в силу того, что каждый о себе может подумать, что он тот, кто может занять это место. При этом он не будет задумываться, достоин ли он этого места или нет, что и произошло на президентских выборах Кыргызской Республики 2011 года, когда артист разговорного жанра (юморист) и другие не совсем соответствующие по образованию и другим специфическим, в том числе нравственным, критериям, люди возомнили о себе как о лицах, достойных президентского кресла.

Итак, следование онтологическим основам своей культуры – это следование гармоничным законам мироздания. Не следование им незамедлительно порождало и будет порождать только проблемы и конфликты на всех уровнях человеческой жизнедеятельности, в том числе и в управлении, делая его безнравственным.

Потомки Манаса Великодушного должны знать свою историю, онтологические основы государственного управления, базировавшиеся на нравственных основах Софиократии и руководствоваться ими не только для того, чтобы предотвратить такие события как 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года, но и для того, чтобы достойно длить свое бытие в мире культур, государств.

Саветбек Абдрасулов, кандидат философских наук, заведующий кафедрой философии и социально-гуманитарных наук КГЮА

Литература

1. Абдрасулов С.М. Философское осмысление событий 24 марта 2005 года. //Вестник КГУСТА. Выпуск 2(16). – Бишкек, 2007. – 30-34.

2. Саветбек Абдрасулов. Философское осмысление событий 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010 года. // http://kgcode.akipress.org/unews/un_post:1143

3. См.: Философский энциклопедический словарь. – 2-е изд. – М., 1989. – С. 556.

4. См.: Абдрасулов С.М. Онтологические истоки ценностных оснований в «Благодатном знании» Ж.Баласагына. // Жусуп Баласагын жана анын идеяларынын азыркы учурдагы орду. Материалы международной научно-практической конференции 26 мая, 2005 г. – Бишкек, 2005. – С. 34-37.

5. См.: Абдрасулов С.М. Дух кыргыза-кочевника. // «Общественный рейтинг». 23 июля 2009; Абдрасулов С.М. Дух кыргыза-кочевника. // Вестник КНУ им. Жусупа Баласагына. Вып. 4. 2012. с. 42-46.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

11-01-2021
Истоки и проблемы современной кыргызской интеллигенции
8061

22-11-2016
Оправдание философии, или о философах и философии, и не только о них в Международный день философии
5089

23-11-2015
К вопросу прочтения этимологии теонима Тенгри
6006

11-11-2015
История одной поездки
4911

06-01-2015
Кто или что может сохранить, развить или разрушить не только суверенный Кыргызстан, но и любую другую страну?
8997

11-12-2014
Акбалта баатыр, кодекс чести кыргыза или о миссии Чоң жомокчу (сказителя)
11080

15-09-2014
Опережающий ритм бытия манасчы
6415

11-09-2014
Сакральный смысл игры
4619

26-05-2014
Будущее сакральности и носителя сакральности в современном кыргызском обществе
5330

23-05-2014
Носитель сакральности в современном мире
4193

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором

×