Добавить статью
12:20, 16 января 2021 1686

Институт «ак үйлүү» в эпосе «Манас»

Древние формы института гостеприимства.

У Геродота: «Гистией ведь был тираном Милета и, когда эти наксосцы – прежние гостеприимцы Гистиея – прибыли в Милет, как раз находился в Сусах» [2, с. 246]. В примечании: «В Греции существовали особые союзы (ксении) между гражданами отдельных государств. Люди, связанные взаимным союзом гостеприимства, назывались ксенами (гостеприимцами, «кунаками»). Они защищали интересы этого государства у себя на родине» [2, с. 525]. Здесь говорится о милетских и наксосских союзах гостеприимства (ксении). Ксеркс лидийцу Пифийу: «Я нарекаю тебя моим гостеприимцем» [2, с. 324]. «В примечании: «Титул «гостеприимец царя» был связан с высокими почестями» [2, с. 534]. Смысль этой фразы сильно напоминает институт «ак үйлүү» кыргызов (например, общественно-политический статус эпических Бооке и Кошабыша). Видимо, титул «гостеприимец царя» специально присваивался, и он (титул) содержал определенные права и обязанности. Быть может, чужестранец, облеченный таким почетным статусом, исполнял роль полномочного представителя соответствующего государства. «Им (спартанским царям. - А. Э.) поручено назначать проксенами любого из граждан» [2, с. 289]. Следовательно, в демократической Спарте функционировал такой институт представительства, и, должно быть, проксены назначались спартанскими царями на основе «особого союза между гражданами отдельных государств».

Монголо-киданский институт побратимства.

Известный китайский историк Е Лун-ли (XII-XIII вв.) в «Истории государства киданей» (1180 г.): «В седьмой луне позднетанский двор послал к киданям Яо Куня сообщить о смерти императора. Услышав об этом, Тай-цзу, рыдая, воскликнул: «О сын моего чаодина! Тай-цзу долго плакал, а затем спросил: «Почему нынешний Сын Неба не пришел на помощь, услыхав о критическом положении в Лояне?». – «Он находился далеко и не мог поспеть», - ответил Яо Кунь» [5, с. 50]. В комментарии: «Чаодин или чжаодин. Как уже говорилось, в 905 г. Абаоцзи и Ли Кэ-юн совершили обряд побратимства, обменявшись халатами и лошадьми. Институт побратимства был широко распространен среди киданей… Подобный же обычай наблюдался и у древних монголов… У древних монголов члены данного рода были для своих urugами, тогда как члены других родов являлись для них jadами. И, «как всякое чужеродное лицо было jad – «чужой, иностранец», все, значит, делились на urugов и jadов» [5, с. 361]. Пожалуй, в основе этимологии киданской лексемы чаодин (или чжаодин) лежит слово jad, и, чужие роды (племена), не входившие в «свой urug», назывались jadом. Разноплеменные этнические единицы (сообщества) независимо от любого межгосударственного общественно-политического состояния (союза, альянса), никогда не могли быть в одном urugе. Если полагать, что монголы и киданы один народ «(по Е. М. Залкинду: 1) кидане – тунгусский народ, родственный цзиням (чжурчжэням); 2) кидане – народ смешанного монголо-тунгусского происхождения; 3) кидане – монголы» [5, с. 24]), и состоят в единой алтайской семье языков [1, с. 158], то кидань Тай-цзу (Абаоцзи) (IX-X вв.), основатель династии Ляо (926 г.), когда сказал «чаодин», подразумевал то же самое, что и моногольское jad. Очевидно, политический статут и межкультурная репутация обряда гостеприимства, несмотря на разделение «свои» и «чужие», строго регламентировали общепризнанные нормы поведения субъектов международных отношений.

Кара китайский и кыргызский эпический институт «ак үйлүү».

По эпосу «Манас» у кара китайцев бытовал военно-политический обряд «ак үйлүү». Так, после падения кыргызской государственности Ногой хана, кара китаец Алооке станет правителем Кыргызской земли. И, остерегаясь от всяких непредвиденных обстоятельств, берет в «ак үйлүү» (в «почетные заложники») представителей из ханского рода кыргызов.

Саны кетип тарады… (Рассыпался кто куда...)

Ак үйлүү күттү Алооке… (Алооке ак үйлүү содержал...) [3, с. 31].

В эпических строках говорится, что из достославных шести кыргызских городов были разбросаны и рассеяны сородичи Ногой хана. А, некоторые из них оказались в положении почетного заложника «ак үйлүү» Алооке хана. Эпического «ак үйлүү» кара китайцев по форме можно было бы отождествлять с историческим институтом побратимства киданей (и монголов).

В эпосе сообщается об аналогичной кыргызской традиции «ак үйлүү». Так, в Андижане Манас берет в «ак үйлүү» Бооке, старшего сына Алооке хана, и сына его же брата - Кошабыша. В сущности, словосочетание «ак үйлүү» звучит гуманно и благожелательно (буквально: «имеющий белую юрту»), и, скорее всего, им обоим были преподнесены юрты, отличившиеся белизной (белая вежа; ак боз үй). Такие особливые вежи, скорее всего, стояли особняком на виду у всех. Надо отметить, что такой церемониал, безусловно, имел определенные политические цели.

Башкы балаң Боокени (Сына старшего Бооке)

Мага жолдош бериңиз! (Мне в сотоварища дайте!)

Ак үйлүүгө алганым... (В ак үйлүү возьму...)

Бир агаңыз бар экен... (Сына вашего брата...)

Кошабышын бериңиз... (Мне Кошабыша дайте...) [4, с. 196].

Это из речи Манаса. Здесь, несомненно, речь шла о «почетном аманате» из самых близких родичей Алооке хана. Такой неожиданный поворот событий, надо думать, кара китайским ханом воспринимался без всякого восхищения. Однако по идее эпических строк, уступив самых близких людей в «ак үйлүү», Алооке хан ограждает себя и свой народ от всяких бед и невзгод.

Улуктук кылып Алооке (Разумно Алооке поступил)

Ушинтип ишин оңдоду… (Дело свое поправил…)

Баласы менен анысын (Племянника и сына)

Баатырга кошту Алооке (Алооке владыке вручил) [4, с. 197].

И в то же время, по эпическим данным, строго соблюдались предписания института «ак үйлүү» кыргызов. Так, по сюжету эпоса Бооке и Кошабыш имели особые права и привилегии. Например, они наравне с сорока витязями пребывают в Букаре, на знаменитой женитьбе Манаса с Каныкей.

Жангер уулу Жабыке, (Жабыке сын Жангера,)

Алооке уулу Бооке, (Бооке сын Алооке,)

Ырчыуул, Бозуул ыктуусу, (Ырчыуул, Бозуул смышленые,)

Эр Тазбаймат мыктуусу... (Эр Тазбаймат молодец...)

Кырк баатыр кырка туруптур... (Сорок витязей построились в ряд...) [4, с. 420].

Примечательно, что cказители-манасчи в эпическом повествовании «не забыли» включить в список делегации сорока витязей Великодушного, кара китайцев Бооке и Кошабыша. Хотя, казалось бы, на это были все основания («запамятовать»). Однако, по всей видимости, они посчитали долгом и честью воспевать только правду (эпическую правду). В эпосе говорится, что «Алооке уулу Бооке экен, // Атканын жазбас мергени»; «Кошабыш деген эр экен // Кошу болсо, кол болсо // Э дегиче аскерди // Эсебин алчу неме экен» [4, с. 197] (буквально: «Сын Алооке Бооке, // Он же, меткий стрелок»; «Славный витязь Кошабыш // Что дружина, что рать // Не давь им опомниться // Проще ему расправу учинить»). Кажется, у Манаса заранее имелись конфиденциальные сведения о кара китайских витязях Бооке и Кошабыше, и, он предпочитает в «ак үйлүү» именно их. Следует подчеркнуть, что Бооке и Кошабыш («Коңгуроо уулу Кошабыш» [4, с. 420]) состояли в составе сорока гвардейцев Манаса, и наравне с Ырчыуул, Бозуул, Тазбаймат, Шууту, женятся на букарских красавицах. Возможно, оба кроме общественного статуса, имели и определенные политические права. Пожалуй, такая форма «гостеприимца» имеет стародавнюю историю, и, этой неписаной традицией, как правило, могли небезуспешно воспользоваться заинтересованные исторические личности властных структур. Судя по всему, институт «ак үйлүү» кыргызов отличался от монголо-киданского института побратимства по форме, содержанию и гуманности.

Общественно-социальное составляющее «особых союзов» (ксении, проксены, «кунаки») в благоприятных общественно-политических стадиях межгосударственных отношений, могли бы идентифицироваться с кыргызской (и киданской) традицией «ак үйлүү». Однако нельзя полагать, что морально-психологическое состояние «гостеприимца» «ак үйлүү» повседневно находилось в добротном состоянии, ибо оно в основном сопровождалось государственными интересами принимающей стороны. Должно быть, степень функционирования таких институтов зависела от военно-политических ситуаций и состояния дипломатических отношений (договоров, союзов) между определенными государствами.

Таким образом, по историческим и эпическим сведениям, в геополитическом пространстве Востока и Запада (Эллада, Спарта, Персия, Лидия, Северный Китай (Поздняя династия Тан; Династии Ляо (киданы)), Монголия, Центральная Азия) действовали по форме аналогичные, по содержанию относительно различающиися межгосударственные представительские институты. Надо полагать, такие виды межгосударственных отношений функционировали с древних времен на заре появления самодостаточных государствообразующих субъектов и их национальных интересов. Примечательно, что особый вид института гостеприимства «ак үйлүү» функционировал в кыргызском героическом эпосе «Манас». Не исключено, что помимо эпических сведений, у древних и средневековых кыргызов могла существовать типичная аналогия межгосударственных и межкультурных отношений.

Эшиев Асылбек Мирзатилаевич, доктор филологических наук, профессор Жалал-Абадского государственного университета (Жалал-Абад, Кыргызстан).

Статья опубликована в научном журнале «Инновации в науке», №10 (71). Новосибирск. Изд. АНС «Сибак», 2017. С. 73-75.

Список литературы:

1. Баскаков Н. А. Алтайский язык. Москва, 1969.

2. Геродот. История в девяти книгах. Ленинград: Наука, 1972.

3. Манас. Саякбай Каралаевдин варианты боюнча. I китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1984.

4. Манас. Сагымбай Орозбак уулунун варианты боюнча. II китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1980.

5. Таскин В. С. «История государства киданей» как исторический источник // Е Лун-ли. История государства киданей. Москва: Наука, 1979.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

22-02-2021
Эпос «Манас», «Слово о полку Игореве» и «Повести временных лет»: антропонимические, этнонимические параллели, аналогии
933

16-02-2021
«Памятник Кюль-Тегину» и эпос «Манас»: антропонимические, этнонимические параллели, аналогии
2536

09-02-2021
Эпос «Манас» и «Сборник летописей» Рашид-ад-Дина: антропонимические, этнонимические параллели, аналогии
2841

05-02-2021
Династический титул “хатунских родов” (катын, катун, катуна, хоти, хатун, Хатунъ, хотун)
449

01-02-2021
Древние титулы: кан (хан), каган, король, князь
2233

28-01-2021
Эпический титул Эр и исторические аналогии (мужъ, эрл, герой, heros, эор)
2056

25-01-2021
Боевой конь, доспехи, элементы военной демократии кыргызов
1917

20-01-2021
Островерхий войлочный головной убор
1741

12-01-2021
Теоэпоним Кок Ул (Сын Неба) в эпосе «Манас»
1908

08-01-2021
Акыны-импровизаторы в эпосе «Манас»
2248

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×