Добавить статью
9:34 18 Декабря 2015

Системная коррупция и 1916 год

Азган элдин жолу тозок

Дорога заблудшего народа – ад

Кыргызы как и другие народы Центральной Азии к 1916 году были в составе Российской империи уже, как минимум, полвека, и стоит рассмотреть тогдашний Туркестан не только как колонию Москвы, но и как часть ее системы с ее преимуществами и недостатками. Преимущества не стоит перечислять – их все знают как по советским, так и даже по учебникам времени независимости – это и приобщение к общемировой цивилизации, и прекращение межплеменной вражды, уменьшение налогов и освобождение от угрозы завоевания со стороны англичан или китайцев и т.п. (завоевание освобождает от угрозы завоевания).

Но Жусуп Абдрахманов, например, не был согласен с таким мнением: “Ретивые халуи царизма в своих трудах пишут, что колонизация края царизмом принесла успокоение краю, остановился взаимный грабеж между отдельными племенами, родами, но эти люди забывают, что царская система управления обеспечивала узаконенный, организованный грабеж вместо разбойничьего грабежа трудящихся масс. Эти же люди утверждают, что, в связи с завоеванием края царизмом, положение трудящихся масс значительно улучшилось, потому что баи и манапы, поставленные законами царской власти в одинаковые условия с трудящимися массами, не могли свободно распоряжаться имуществом трудящихся масс. Между тем, эти люди совершенно забывают, что именно завоевание края царизмом и нечистоплотность представителей царской администрации дали новый толчок киргизским баям и манапам в деле наибольшего усиления ограбления трудящихся масс. Взяточничество стало нормальным явлением. Взятки брали все, начиная от главного начальника края и кончая последним пятидесятником в ауле, уездные начальники, пристава, податные инспекторы, судьи, следователи, лесные стражники, волостные управители и т.д., и т.п. – все они брали взятки” [1].

Почему же так интересны недостатки системы? Чтобы понять логику рассуждений, прежде всего, следует, наверное, обратиться к нашей современности. События 2005 и 2010 гг. ясно показывают, что люди восстают по ряду причин, в числе которых прежде всего личные причины. Национальные интересы, демократия, борьба с тиранией, идеалы свободы – такие весьма абстрактные вещи привлекают не так много людей. Восстания не произошли непосредственно после Үзөнгү-Куша или Каркыры, но были связаны с рядом причин, а именно, с системным кризисом. Призыв на тыловые работы конечно же достал практически каждого, каждую семью, особенно в Семиречье, куда переправили план части набора рабочих с хлопководческих районов Туркестана. Но это было всего лишь последней каплей.

Сама по себе вся российская имперская система настолько прогнила, что восстание было неизбежным. Не стоит удивляться и тому, что и в самой России произошли в следующем году 1917 году две революции. Иногда такие события объясняют вмешательством внешних сил. Иностранные агенты входили в компетенцию Туркестанского районного охранного отделения (ТРОО) и в их отчетах действительно много говорится об иностранном влиянии.

Система, сама виновная в том, что страна была на краю пропасти, в лице самых отъявленных взяточников и проходимцев, больше всех кричала о том, что во всем виноваты иностранные агенты. Как сейчас у нас. Опубликованные здесь на АКИпресс документы, в том числе и свидетельства самих русских официальных лиц, практически все указывают причинами восстания неправильную политику по отношению к «туземцам». И при этом в итоге сами «туземцы» и наказываются. Эта система вобрала в себя и «туземных» представителей, которые стали частью коррупционной машины. Когда читаешь документы – все так знакомо по сегодняшней действительности и коррупционные схемы при госзакупках, и подделки списков избирателей (http://1916.kg/ru/documents/proshenie-holostyh-kirgiz-roda-turi-aygyr), и интриги близких к начальству людей, и расходы на командировки, и тои за госсчет или с привлечением средств «доброжелателей» и т.д.

Жусуп Абдрахманов приводит характеристику данную Пржевальскому уездному начальнику одним из отделов того же ТРОО.

«Полковник Иванов человек с широкими замашками русского барина. Все, что бы не предпринимал господин Иванов, отзывалось известной полезностью. Если господин Иванов играл в карты, то по крупной; если устраивал обед, то подавалось все, что можно было достать наилучшего. Если господин Иванов совершал поездку по уезду, то поездка напоминала собой триумфальное шествие, для чего собирались в гор. Пржевальске должностные лица и манапы, которые верхами сопровождали экипаж уездного начальника. Заранее в местах остановки выставлялись лучшие юрты и накануне выезжал повар. Как в административных, так и в общественных кругах Семиреченской области полковник Иванов имел свою кличку ‘Валерьян великолепный’. Полковник Иванов жил выше средств, ‘взяток не брал’, но в долг занимал у туземцев очень много, сколько именно – определить не удалось, но он был должен почти всем влиятельным и богатым манапам. Однако и в “долг” он брал не непосредственно, а через “преданных” ему туземцев, джигит, которого Иванов провел волостным управителем (Кадыр). Все эти Кадыры – джигиты сами вымогали деньги, пользуясь своей близостью к начальнику уезда» [1].

tashkent1882

Ташкент. Обед (томаша) и народные увеселения по поводу приезда туркестанского генерал-губернатора М.Г.Черняева.

С наброска Н.Г.Хлудова. 1882

Почему же тогда охранка или другие надзорные органы не возбуждали дел против таких откровенных взяточников. Вот что пишет по этому поводу Ж. Абдрахманов: “Нужно отдать справедливость, что охранное отделение метко подметило, что в деле дачи взяток была организована своеобразная конвеерная система: бедняк, средняк в ауле давал взятку аульному старшине, тот давал волостному управителю, волостной управитель давал переводчику, переводчик давал уездному начальнику, а уездный начальник выше и т.д. И все эти Кадыры, действительно, собирая “подарки” уездным начальникам и приставам, собирали настолько много, что удовлетворяли потребности не только начальства, поддержкой которого они пользовались, но и свои” [1]. Очень знакомо, не правда ли? Поэтому неудивительно, что накануне восстания архимандрит Иринарх – настоятель иссыккульского монастыря писал о нем в своем дневнике: “по имевшимся в монастыре сведениям, киргизы будто говорили, что сперва зарежут его, полковника Иванова, много насолившего им незаконными поборами”.

Здесь следует отметить одну важную вещь. Дело в том, что часто говорят, что монастырь был разрушен кыргызами во время событий 1916 года, но это совсем далеко не так. Монастырь был разграблен, но не разрушен, как раз таки архимандрит Иринарх подавщись в обновленцы, растригся и распустил монастырь после революции [3]. Интересно, что в показаниях генерал-майора в отставке Я. И. Королькова жившего в то время в Караколе упоминается, что монахи стреляли по кыргызам: «Такие же слухи ходили и о монахах Курментинского монастыря, когда у киргиз[ов] был «джут», в монастыре же было заготовлено большое количество сена, киргизы соседних волостей просили позволить их скоту пользоваться сеном, обещая осенью возвратить использованное ими сено с избытком, но получили отказ. Когда же бескормица вынудила киргизов допустить скот свой до монастырского сена, то последовала стрельба и по животным и по людям со стороны монахов» [2]. Архимандрит Иринарх был какой-то слишком материальный для священнослужителя. После того как он подался в обновленцы, вновь став Шемановским, в Караколе он стал работать редактором в большевисткой газете, но проворовавшись был отправлен в лагерь по уголовной статье [3].

Для чего необходимы такие мелкие сведения. Мне приходится часто сталкиваться с обвинениями в национализме и русофобии. Однако я придерживаюсь того, что нет плохих наций, есть плохие люди. Углубление исследований по 1916 году должны выявлять и показывать конкретных плохих людей. В своей статье «Как наладить отношения с соседями начиная с истории?» (http://kgcode.akipress.org/unews/un_post:2072) я призывал и призываю представлять историю «не как конфликты между народами, а как конфликты между ханами, беками, манапами и другими правителями, которые на самом деле имеют весьма посредственное отношение к самим народам». Я не собираюсь отходить от этого. Прошлая статья, «Полуцарь в Белом доме и этническая чистка в 1916 году» (http://kghistory.akipress.org/unews/un_post:7100), посвященная Куропаткину, заканчивается словами: «Документально доказуемые меры (здесь только отдельные документы), которые ОН принял по отношению к кыргызам Семиречья, могут, по крайней мере, называться современным термином «этническая чистка». Да и само название статьи говорит о личной ответственности Куропаткина. Как раз таки Куропаткин и ему подобные ставят на групповую, а не индивидуальную, ответственность за те или иные действия, что не может быть правильным. Как не может быть правильным участие представителей духовенства в военных делах в любые времена.

element-718103-misc-04

Точно также мы должны разобраться, кто именно виноват в том, почему сено не дали (настоятель был слишком материален) и почему монахи стреляли, то есть были вооружены. Дело в том, что полуцари Туркестанской колонии, как люди военные, старались контролировать все. Поэтому усилиями генерал-губернаторов Вревского и Духовского появился императорский указ о «о передаче храмов и приходов в городах и укреплениях Туркестана в ведомство протопресвитера военно-морского духовенства в Санкт-Петербург» [3]. Если учесть тот факт, что по словам Петра Галузо среди военных кругов преобладало мнение о том, что «…каждый новый русский поселок в Туркестане равносилен батальону русских войск» [4], то становится понятым каким образом местное население могло и должно было воспринимать населенные пункты русских колонистов и религиозные учреждения – как военные объекты.

pokrovka

Милитаризация всех аспектов жизни Туркестанской колонии вела не только к отчуждению колонистов и местного населения, но и к огромной, никем не контролируемой коррупции и нарушениям закона.

«Величайшею ошибкою было, конечно, то, что военная власть в крае не отделена от гражданской и что все управление вверено военным начальникам, не знающим и не исполняющим не только мусульманских, но и русских законов и привыкшим, в силу военной дисциплины, предписания ближайших властей ставить выше статей кодекса, утвержденного властью верховною. Следствием этого ложного шага было повторение тех же явлений, что на Кавказе, то есть страшно произвольных действий начальств и соответственных тому восстаний народа и развития в нем неприязни к русским, несмотря на то, что сначала туземное население встречало последних как избавителей от ига ханов и беков. Слово «ташкенец», т.е. член туркестанской администрации, стало техническим для обозначения чиновника-самодура и хищника и существование целого поколения этих людей продолжается вот уже одиннадцать лет, т. е. с самого начала управления генерала Кауфмана» - пишет русский путешественник Михаил Венюков [5].

Сам термин “ташкен(т)ец” как символ коррупции и воровства был популяризован русским писателем М. Е. Салтыковым-Щедриным в повести “Господа ташкентцы” (1869) - «Так что же это за креатура — ташкентец — и чего она жаждет? А жаждет она лишь одного — «Жрать!». Возможно с колониальных времен осталась это кыргызское “ал элди жеди” – “он обокрал народ” (буквально “объел, обожрал”). И это обжирание народа идет до сих пор.

Интересно, что у Салтыкова-Щедрина отражен момент коррупции в лесном хозяйстве, под которое больше всего конфисковалось земель у кыргызов, когда Порфиша Веленьев пишет проект: «О предоставлении коллежскому советнику Порфирию Менандрову Велентьеву в товариществе с вильманстрандским первостатейным купцом Василием Вонифатьевым Поротоуховым в беспошлинную двадцатилетнюю эксплуатацию всех принадлежащих казне лесов для непременного оных, в течение двадцати лет, истребления».

38724_700

Сторонники развитой цивилизации и всеобщего европейского образования часто забывают о том, почему разрушение зданий называется вандализмом, а разрушение природы – прогрессом? Вот что пишет об отношении к природе жителей Средней Азии русский путешественник Н. А. Северцев:

"Русское хозяйство образовалось в диком приволье, на просторе; многие века наши чернозёмные степи были заняты кочевниками, печенегами, половцами, потом татарами, а русский народ расчищал свои пашни из-под леса, выжигая его; потому и привычка к безрасчетному истреблению леса, укоренённая веками, погубила и редкие степные рощи, например, на Общем Сырту, в Самарской губернии, да что грех таить, и в Воронежской с Тамбовской; вообще лес до сих пор не бережётся в наших южных степях, где он составляет драгоценность. Да и в северных лесах, и в южных степях, и в южной Сибири места для земледелия сначала много: поднял новь, выпахал, испортил землю, — можно бросить, поднять другую новь, и привычка к такому хищническому хозяйству переживает первоначальное приволье и удерживается и при относительно густом населении, как в наших средних губерниях. Такую бестолковую растрату даров природы приписывают невежеству, недостатку знания, но весьма неосновательно. В Северной Америке знания в простонародье больше, чем где-нибудь, но и там хозяйство скваттеров долго было таким же хищническим; расчистил землю, вспахал, истощил и бросил, чтобы занять новую, так делалось, пока впереди был простор западной нови за хребтом Аллегани, делается и теперь западнее Миссисипи, в Far West.

А с другой стороны, обитатели Средней Азии бережливы на дары природы, стараются извлечь большие урожаи с клочков земли, берегут новь для пастбищ, как иссыккульские киргизы, садят деревья в степи, разводят строевой и дровяной лес, как узбеки, и по их примеру киргизы же у Арыса и Чирчика; а на Тянь-шане, где лес есть, киргизы его берегут; берегли до сближения с нами леса и в Зауральской степи, боры Наурзум, Аманкарагай и прочие. Неужели киргизский игенчи, бедняк-земледелец, пашущий деревянным крюком, цивилизованнее не только русского мужика, но североамериканского скваттера, не только грамотного, но сплошь да рядом изобретательного механика?" [6]

Нам всем и в России, в нашей стране и в этом чиновничьем рае под название ЕАЭС стоит задуматься, к чему приведет этот путь «обжираловки» чиновниками собственного народа, природных ресурсов в обмен на деньги, на неограниченную и безответственную власть, на предметы роскоши. Особенно об этом стоит подумать накануне таких кровавых дат как столетие 1916 и 1917 годов.

«Каковы последствия выходят из этого для достижения цели — сближения с Россиею Туркестана, — видно из того, что каждый год генерал-губернатор требует усиления в крае войск и что теперь число их перешло за 40.000. Сила, одна грубая, материальная сила гарантирует русскую власть в крае, где так легко было бы заменить ее могуществом цивилизации, гуманностью приемов администрации, строгою правдивостью независимого суда и уважением ко всем тем местным обычаям и законам, которые не прямо противоречат началам гражданственности. Всеобщее восстание в крае при первом удобном случае весьма вероятно» - писал еще в 1878 году военный географ Михаил Венюков [5].

Список использованной литературы:

1. Жусуп Абдрахманов. Восстание киргиз в 1916 году. Фрунзе, 1933. С. 41 (http://1916.kg/ru/library/zhusup-abdrahmanov-vosstanie-kirgiz-v-1916-godu)

2. Протокол допроса мировым судьей 3-го участка Пржевальского уезда В. Н. Руновским свидетеля – отставного генерал-майора Я. И. Королькова о причинах и ходе восстания в Пржевальском уезде. ЦГИА КазССР, ф. Семиреченское областное правление, отд. 1, ст. 2. д. 16926, 1916 г. лл. 212—218. Подлинник (http://1916.kg/ru/documents/protokol-doprosa-mirovym-sudey-3-go-uchastka-przhevalskogo-uezda-v-n-runovskim-svidetelya).

3. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Земля потомков патриарха Тюрка. Духовное наследие Киргизии и христианские аспекты этого наследия.

Русская Православная Церковь. Издательство Московской Патриархии, 2002 (http://1916.kg/ru/library/zemlya-potomkov-patriarha-tyurka)

4. Галузо П.Г. Вооружение русских переселенцев в Средней Азии. Ташкент, 1926

5. Венюков М. И. Удержание окраин: Туркестан. Глава 8 из книги Исторические очерки России со времени Крымской войны до заключения Берлинского договора. 1855—1878. Том 1. — Лейпциг, 1878 (http://1916.kg/ru/articles/uderzhanie-okrain-turkestan-venyukov-m-i)

6. Северцов Н. А. Путешествие по Туркестанскому краю. Ч. 2. Санкт-Петербург, 1873, Москва, 1947

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Добавить статью

Другие статьи автора

Полуцарь в Белом доме и этническая чистка в 1916 году

Усуньский синдром. Жить и умереть внешними страстями

Мое отношение к Керенскому, Ленину и вообще

Не стоит делать из Керенского очередного спасителя кыргызов после 1916 года

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь