Добавить статью
3:57 27 Января 2015

Древние кочевники и цифровые в контексте современности

Футурологи утверждают, что XXI век – век историчных и выдержанных культур. Что это означает? Все перипетии глобализации с ее стереотипами, стандартами и универсальными ценностями переживут только самодостаточные системы. Что в свою очередь позволяет ощущать себя самодостаточной культурой? Богатая история, дающая основание быть уверенным в собственных началах. Именно древняя история, осмысленная в традициях, дает определенную основательность при всех противоречиях, сопутствующих современной реальной жизни. Неслучайно, англичане, да и другие европейские народы, высоко чтут институт монархов, где-то даже лелея его как свидетельство древности истории. Китайцы, воплощающие в своих традициях классическую ветвь Востока, также берегут все, что связано с изначальными истоками их культуры, поскольку это дает ощущение основательности и значимости. Ритуальная культура, исчисляемая тысячелетиями, есть рафинированное доказательство своеобразия древности истории и культуры.

Что можно сказать о кыргызской культуре в подобном контексте?

Долгое время свои основания национальное самосознание, в силу идеологических концептов, черпало в истории относительно недавнего периода прошедшей эпохи. Обретение суверенитета всколыхнуло пласт древней истории, когда архетип нашей культуры был связан с кочевыми истоками бытия. Произошел некий бум в осмыслении кочевой культуры центра Азии, которая стала инвариантной моделью вследствие развития в истории кочевого сознания. Этнографические источники, прежде малодоступные, обусловили некий ренессанс древних кочевых корней, с чем связан взрыв исследований, интерпретирующих архетип кочевой культуры. Глубинные исследования кочевого сознания как истока кыргызской культуры, были направлены на выстраивание основания преемственной нити развития (как говорил Н.Бердяев, историческое предание априори предшествует началу процесса исторического бывания, и символизирует собой истоки этого процесса). Это ни в коем случае не означает призыв реанимировать прошлое (в способе существования или абсолютном воспроизведении образа мышления и образа жизни древних кочевников) в современном развитии, это было бы более чем примитивно. Знание архетипа мышления способствует укреплению самодостаточности культуры, тем самым уверенности в себе. При этом говорить о том, что это всего лишь историческая экзотика, не имеющая особого значения, неправомерно.

Учитывая, что кочевое сознание наложило особый отпечаток на саму систему культуры с ее традициями и обычаями, знание специфики менталитета позволяет определять сильные и слабые стороны существующего национального самосознания. Это знание на практике позволяет понять где, отчего и как возникают противоречия между образом мышления и образом жизни в современном развитии, нацеленном на демократию и жизнь в контексте глобализации.

Вместе с этим, существует и другой, более новый аспект интерпретации кочевья как образа мышления и образа жизни. В последнее время, в большей степени на Западе, появился феномен цифровых кочевников как порождение глобализации с ускоренными темпами времени и универсализацией стиля жизни. Что это за явление «цифровых кочевников», и в каком отношении оно находится с классическим определением кочевников? «Цифровой кочевник» проецирует феномен номадизма в смысле современной метафоры как свободы без ограничений. Насколько цифровой номад соотносим с классическим номадом? Насколько метафора соответствует исконному феномену?

Цифровые кочевники (digital nomads) - люди, не привязанные к определенному месту и путешествующие по всему миру. Это те, кто пытается противостоять абсолютизации канонов современной жизни, кто в качестве способа существования избирает постоянные перемещения, благо век высоких технологий позволяет работать на удаленном расстоянии. Надо отметить, что современные представители западных кочевников идеализируют классических кочевников, в первую очередь их свободу и независимость от конкретного пространственного ареала. Случайно ли это, в XXI веке, веке глобализации как современной тенденции развития, формирование нового явления кочевников? Являются ли древние кочевники прообразом цифровых?

Древние кочевники, так называемые классические, в момент «осевого времени», когда формировались культурные системы Востока и Запада, стали символом движения, начала исторических трансформаций и динамики жизни. Классические кочевники сумели проявить свой уникальный образ мышления в нестандартном образе жизни. Отдав силу своего воздействия на развитие оседлых культур Востока и Запада в качестве первых информаторов истории, кочевники на длительный период «отошли» в тень истории, сыграв особенную роль в знаковый период истории.

Цифровые кочевники сегодня – это представители оседлой западной цивилизации, ощутившие прилив энергии от использования феномена истинного кочевья в его изначальном смысле. Глобальный мир сегодня превращается в пространство бесконечных перемещений. Однако, как соотносятся классические кочевники и цифровые? Для большинства дигитальных номадов древние кочевники с их особенным образом жизни не более чем яркая экзотика. Явление цифровых кочевников – это копирование образа жизни древних кочевников, преломление его в современном стиле поведения, при этом образ мышления цифровых остается современным западным (только единицы, предающиеся такому образу жизни «с головой» с течением времени постигают своеобразие духа истинного кочевья, который их заново «наполняет»). Основная масса современных дигитальных номадов – это довольно рациональные люди. Они сознательно выбирают кочевой стиль поведения как проявление своей жизненной позиции. Это своеобразный уход от навязанных стереотипов и стандартов, попытка улучшить качество жизни (в том смысле, что на задний план отходит некая обременительность многих правил и норм поведения в обществе). В этом отношении достижение индивидуального «я» идет не в контексте общепринятых норм, а порой вопреки им.

Наиболее востребованным качеством в преломлении дигитального номада является динамичность, следствием которой выступают постоянные передвижения. Соответственно, мобильность из свойства современного человека перерастает в неотъемлемую характеристику его сущности. Вторым таким качеством выступает потребность в свободе без границ, некоторое предпочтение пространства, которое не давит, подобно времени, на сознание человека.

Если же обратиться к истории традиционных номадов, то им была чужда такая рациональность, они были более органичны к той природе, которая их «обволакивала». В этом смысле современные номады просто используют метафору кочевья как некую идеализацию, способную придать новый ритм современной жизни. Пространственные границы реального мира размыты в контексте технологического прогресса, соответственно мир превращается в открытое безграничное пространство, доступное каждому, оттого и вожделенное для некоторых. Мир без границ - и есть свобода, однако ощущение свободы может быть и некоторой иллюзий.

В целом, цифровые кочевники – это слабая копия истинного кочевья, превращаемая в коммерческий проект. Именно поэтому цифровые кочевники – это современный бренд, понятийная инновация, символизирующая собой свободу без границ. Это продукт глобализации, в этом смысле свобода как универсальная ценность «упаковывается» в виде современного кочевья.

В этом отношении можно провести и обратную параллель. Наше стремление установить западный либерализм и демократию пока что вырождается в плохую копию, поскольку мы механически перенимаем внешние параметры, при этом наш образ мышления довольно часто входит в противоречие с западным классическим рационализмом, несмотря на некоторое изменение традиционной базы сознания и культуры. Естественно хочется жить в ногу со временем, со всеми достижениями цивилизации, однако внешнее копирование – не есть успех, чтобы он случился в нашей жизни надо обязательно все преобразования совершать с учетом специфики менталитета и культуры. Органичное сочетание элементов нашей культуры мышления с идеей демократии, возможно, будет способствовать тому, что механическое копирование уступит место вдумчивому применению востребованных идей в конкретной реальности.

Жылдыз Урманбетова, доктор философских наук, профессор

Литература:

Бердяев Н. И. Смысл истории. – М.: Мысль, 1990.

Дигитальные кочевники – материал из Википедии.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

20-12-2016
Ценностно-духовные ориентиры Кыргызстана
3455

15-10-2014
Кыргызстан: социально-психологический портрет
4097

22-09-2014
Кыргызстан сегодня – это проявление необходимости или случайности?
3375

12-09-2014
Социальная инфекция?!
2510

18-08-2014
Есть ли пророки в нашем отечестве?
3907

16-07-2014
Традиционное общество, или свой среди чужих и чужой среди своих
4783

24-06-2014
Кыргызстану нужны системные изменения
3851

11-06-2014
Кыргызский трайбализм: вчера, сегодня и завтра
5414

30-05-2014
Кто займет место интеллигенции?
4071

15-05-2014
Номады и демократия?
3842

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь

×