Добавить статью
8:19, 26 января 2015 8037

Элки – гражданство как братство

Кулалы багып, куш кылдым, курама жыйып, журт кылдым

Воспитывал я коршуна и сделал из него ловчую птицу,

собрал я разноплеменных людей и сделал из них народ

Из Эпоса

Нациестроительство всегда будет актуальной проблемой для всех государств. Современное понятие нации идет от идей европейских философов, которые работали над тем, как превратить подданных в граждан. Следует признать, что наше нациестроительство забуксовало в терминах и понятиях, закрепленных историческим прошлым и современным настоящим. Международный термин нации подразумевает представительство юридически провозглашенного признанного субъекта международного права. В Организации объединенных наций представлены только государства, которые и считаются нациями. В нашей стране все еще есть двойственность в самом термине «нация» и, следовательно, еще даже и не определен путь, по которому стоит идти. В кыргызском языке слово-термин «улут» понимается и как нация («Бириккен улуттар уюму» – ООН), и как народ-этнос. Например, в Википедии написано: «Жалпысынан өлкөдө 80ден ашык улуттардын өкүлдөрү жашайт» и «улут» подразумевает этнические группы. В Конституции нашей страны речь идет от имени народа («эл» в современном значении) Кыргызстана – «Кыргызстан эли».

Нация – это не только простой юридический или научный термин. Нация – это идея, ценность, которая и должна сплачивать граждан одного государства в единое целое. И это не только вопрос общности языка, культуры или гражданства, где достижимо только последнее и то не для всех, так как существуют и двойные гражданства. Это постоянный процесс объединения вокруг идеи единства людей, проживающих в одном государстве, и этот процесс не должен строиться вокруг языковой, культурной или религиозной ассимиляции либо идеологического зомбирования. Общность людей в том или ином государстве может держаться только вокруг соблюдения основных прав человека.

Успешное нациестроительство, таким образом, это тот общественно-политический процесс, при котором граждане того или иного государства будут чувствовать себя в комфортной справедливости. Так как практически не существует моноэтнических и монорелигиозных государств, единственным выходом, который может обеспечить желание человека принадлежать к той или иной общности – это соблюдение его человеческих прав, при условии, если он не нарушает права других. И лишь дополнением является провозглашение единства и общности граждан одного государства как единого целого, которое является символом, целью нациестроительства.

Человек прежде всего является человеком (первичный признак), и лишь потом идут этнические, религиозные, социальные и другие вторичные признаки. И когда та или иная власть начинает больший упор делать не на то, что граждане той или иной страны являются в первую очередь людьми, а являются представителями «титульной нации», например, это всегда признак того, что власть или другие кукловоды намеренно перескакивают через человека ко второй ступени и «забывают» первичные права человека. В таких ситуациях, когда вторичные признаки (этнос, религия) преобладают над первичным (человек), в первую очередь страдают те люди, ради которых и ведется такая политика, то есть, представители «титульной нации» и «традиционной» для этого государства религии.

Свобода, равенство, братство – это основные ценности, которые провозгласила французская революция, которая провозгласила республику и ставила своей целью формирование нации из бывших подданных короля. Именно свобода и равенство могут привести к созданию братства народов в том или ином государстве. И если в Европе со свободой и равенством решены многие проблемы, то с братством, судя по всему, всегда будут проблемы до тех пор, пока существуют различия в культурах, языках, религиях и социальном статусе.

Интересно, что со времен французской революции никто не стремился к тому, чтобы воплотить термин «братство» через официальные институты. Свободы гарантировались правами граждан и строительством гражданского общества, равенство – верховенством закона, но братство не отражено ни в каких официальных документах, не закреплено в законодательстве и во многом остается лишь на словах. Есть «братья по оружию» (обращение Сталина во время войны начиналось с «братья и сестры»), «собратья по перу» (аксиома: «политик не должен обижать журналистов, любых»), люди могут обращаться друг к другу «брат», есть даже и «старший брат» и т.д., но это не закреплено юридически. Братство так и осталось в символическом словесном контексте, которое никак не отражено в основных законах страны. Между тем, юридическое закрепление братства могло бы очень сильно закрепить провозглашаемое на словах братство и привести к созданию нации как семьи, как братской общности.

Возможно ли такое, чтобы граждане одного государства стали друг другу не только согражданами, но и братьями, одной семьей? Будущее не знает никто, даже ясновидцы видят лишь образы, так как вполне возможно, что бог импровизирует, но прошлое доступно в исторических документах, и прошлое нашего народа отвечает утвердительно на этот вопрос. Существовали государства, в которых общность закреплялась не только государственными границами и общими законами, но и документальным провозглашением братства всех групп и людей, входивших в это образование, и это были кочевые государства – эли (у тюркоязычных народов, в том числе и у кыргызов) и улусы (монголы).

el

Эл переводится с древнекыргызского как: 1) государство; 2) рука

Эл и улус, как и любые имперские идеи, претендовали на универсальность и расширение вплоть до последнего моря. Универсальность же не может ограничиваться рамками одного этноса, так как эти рамки не дадут империи расширяться. Любая универсальность базируется только на одном первичном признаке – на человеке. Та же самая человеческая доминанта как универсальность активно используется на сегодняшний день западными странами, которые также нацелены на расширение своего влияния. Поэтому любые другие идеи, которые самоограничивают себя евразийством, китайской цивилизацией, религиозными рамками, «русским» или «кыргызским» миром, не способны не то что расширяться, а с трудом удерживают свои позиции.

«Эл» - в прошлом это был не просто народ, а государство (для понятия народ использовалось слово «будун»). Не просто каганат с подданными, а образование братских родов и племен, которые на самом деле были административными единицами данного государства. Включение новых людей или родов в эту братскую семью происходило через усыновление, молочное или кровное побратимство, брачные союзы с обязательным включением в общую генеалогию.

319759185

Манас и Алмамбет становятся братьями

И вот когда эта система забывается, рода и племена воспринимаются не как административные единицы, а как собственно рода и племена, народ начинает кичиться чистотой своей крови и происхождения, то такой народ загоняет себя в рамки и в конце концов теряет свое государство (эл) и становится народом (будун). Проблема нациестроительства в Кыргызской Республике заключается в первую очередь в том, что сами кыргызы в большинстве случаев не хотят быть едиными в рамках гражданственности и государственности с другими этническими группами. Любые попытки провести гражданский национализм приводят к тому, что про носителей этих идей могут сказать: «бул калмак кыргызды жоготоюн деп жүрөт – этот калмак решил погубить кыргызов».

Нельзя сказать, что раньше такого не было, например, тот же Чубак все время попрекал Алмамбета как чужака, но он был в меньшинстве и его ревность была связана с тем, что он хотел быть вторым человеком после Манаса, так как это его отец Акбалта и отец Манаса, Жакып, в свое время поднимали эл на Алтае. Сын Алмамбета Күлчоро принимал участие в политике как полностью свой человек. И, скорее всего, именно от этого зависит развитие государства, когда большинство думает положительно или большинство думает негативно. У нас сегодня, к сожалению, думает негативно подавляющее большинство, и не только в области нациестроительства.

Таким образом, можно сказать, что процесс нациестроительства у нас в стране, скорее всего, связан с неправильным пониманием идеи нации, как идеи западной, придуманной «калмаками» для того чтобы погубить кыргызов и ограниченностью понимания эля – как государства, самими кыргызами, которые за долгие годы жизни без государственности превратились в «будун» - народ без государственности, без эля. «Будунное» мышление народа без эля всегда приводит к консервации и попытке сохранения себя в чуждом для них государстве. Отсюда и происходит мышление недоверия к чужакам, допуск которых в собственные структуры кажется губительным. Сегодня многие нормальные идеи отвергаются людьми из-за того, что они считаются западными. Этому есть две причины.

Первая причина в том, что сам Запад присвоил себе многие универсальные человеческие ценности и продвигал их, не считаясь с местными условиями и сложившимися институтами, зачастую и военным путем. Агрессивный неолиберализм нанес огромный урон этим ценностям, которые можно найти в любой культуре.

Вторая причина в том, что местные авторитарные режимы стали как бы «защищать» идентичность, уникальность и величие собственных культур, стали задвигать первичные права человека. Делая упор на национальное, власти ущемляют права человека, и в первую очередь, права тех людей, чью культуру и идентичность они как бы защищают. В основе же лежит укрепление и удержание власти.

В этих условиях вопросы нациестроительства могут и должны объясняться и пропагандироваться через собственную историю, а не через западные примеры, тем более, что в связи с инициированным «столкновением цивилизаций» все перешли в оборону «собственных ценностей» и постепенно закрываются, загоняя себя в рамки застоя. Здесь же предлагается соединить идею нации, где все граждане равны и идею эля, где все его представители – братья, и строить открытое общество на основе как опыта республик в мире, так и собственного опыта. Элки – это и гражданин(ка) и брат (сестра) любому представителю Кыргызской Республики. И если пока что включение в общую генеалогию – санжыру является проблематичным в силу того, что механизмы такого включения следует согласовать, то следует объяснять идею того, что кыргызы были «курама эл» - составным народом, который был открыт для принятия любых групп людей, которые жили в одном государстве, ставшей одной семьей, одним элем.

В столицу Танской империи (618–907) в город Чанъан пришли послы из Великой степи. Чтобы поразить их своим могуществом император приняли послов в императорском саду, где все поражало своим величием и богатством, вплоть до того, что каждое дерево было обмотано шелком. «По дороге мы видели много бедных, одетых в лохмотья, почему вы им не отдадите этот шелк?», - наивно спросили кочевники. Их никогда не впечатляла ни Великая китайская стена, ни огромные дворцы, построенные на крови сотен тысяч рабов.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

31-05-2021
Битик. Происхождение древнекыргызского (тюркского) письма
38900

23-04-2019
Украденная государственность
16815

20-03-2018
40 элементов кыргызской культуры: 34. Казылык
15410

15-03-2018
Повстанцы с палками: образ «басмачей» в жизни и в кино
16006

15-12-2017
40 элементов кыргызской культуры: 33. Эреже
18214

24-11-2017
Почему у кыргызов нет чингизидов, а у казахов – есть?
108600

13-11-2017
Зордук и предательство родителей
21660

08-11-2017
Голод 1930-х годов: казахские беженцы и Киргизская АССР
42505

20-10-2017
40 элементов кыргызской культуры: 32. Эл
17745

29-08-2017
40 элементов кыргызской культуры: 31. Кут
14673

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×