Добавить статью
18:00, 20 сентября 2021 3362

1185 год. Половцы Западного (Дешт-и) Кыпчака

Дешт-и-Кыпчак делился на Восточный (от Алтая до Каспия) и Западный (от Каспия до Дуная) Кыпчак. Территория Западного Кыпчака известна в источниках под названием «Кыпчакская степь», «Половецкая земля» или «Половецкая степь», в византийских и европейских средневековых анналах под названием Комания (Кумания). Действие в «Слове о полку Игореве» происходит в Западном (Дешт-и) Кыпчаке. «Принадлежа к известному и другим народам типу дружинного эпоса, «Слово о полку Игореве» имеет своею основой историческое событие, занесенное в летописи под 1185 г.» [4]. Создатель поэмы «Слово о полку Игореве» («Слово») – детище средневековой общественной и политической мысли, традиций народного творчества и древнерусской литературы. В силу своей широкой начитанностью, книжной культурой и обширным художественным кругозором поэт-боян искусно владел изобразительно-выразительными средствами и стилистическими приемами описания. Эти творческие достижения, несомненно, плоды индивидуальных созидательных изысканий и воображений талантливого и одаренного древнерусского автора-творца.

Художественные тропы, стилистические фигуры, с одной стороны, этнонимы, антропонимы определенных этнических единиц, с другой стороны – это разные художественно-эстетическое и историко-этнографическое понятия. Автор смог соединить их воедино. Он не был посторонним наблюдателем, как просвещенный и эрудированный ратоборец, мог находиться в передовых рядах княжеской дружины или ратников. Обо всех перипетиях войскового похода князя Игоря он знал не понаслышке. По контексту изложения, автор какой-то мере был знаком и с половецким наречием, достаточно информирован о родовом укладе и перемещении конных отрядов. Так, в частности, в кыргызской эпической поэзии считается, что первые сказители-манасчы (прежде певцы-импровизаторы) могли находиться в числе сорока витязей-гвардейцев Манаса или в авангарде племенных войсковых единиц.

В эпосе «Манас» говорится об этнонимах кыпчак, калча, татала, сары уруу, эпонимах Кезек, Бас, Жамгырчы, Музбурчак, Шоорук кан, Солобо, Чылаба, Бороон чал, Сары, которые так или иначе задействованы в настоящей статье. Некоторые антропоморфизмы (и зооморфизмы) в «Слове» имеют замаскированную поэтико-стилистическую окраску, и в действительности могли бы быть половецкими этнонимами (и антропонимами).

В «Слове»:

Кричать телеги полунощы

Рци, лебеди роспущени.

По версии Д. С. Лихачева “в данном, последнем, случае возможно и другое объяснение: лебеди могли быть тотемом половцев” [8, с. 17]. Здесь именитый исследователь был прав, автор древнерусской поэмы пользуясь художественными приемами вместо этнонима кыпчак (кыучак) использовал антропоморфизм лебедь, в котором легко просматривается кыу (лебедь).

В «Слове»:
Не буря соколы занесе
чрезъ поля широкая –
галици стады бежать
къ Дону великому [8, с. 49].

Возможно, “соколы” в «Слове» - это древнетюркский антропоним Сакал (летописный Сокаль, Сакал каган, алтайский этноним сагал), который мог быть основным антропонимом в этнонимах сакалат (склот) и саклаб [14]. В летописи имеются сведения о половецком «кнѧзь ихъ Сокалъ» (6569) [17]. Следовательно, хан половцев Сокалъ одним из первых объявился под стеной стольного града Киева (1061). В стихотворной строке: “галици стады бежать”, кажется, подразумеваются перемещения половецких конных отрядов.

В «Слове»:
Щекоть славий успе;
Говоръ галичь убуди [8, с. 51].

По-видимому, в строках говорится о том, что славий (возможно, эпоним Солобо) отошел ко сну, а галичь заменяет его и перешел к бодрствованию.

В эпосе «Манас»:
Аркы атасы Чылаба ... (Прадед его Чылаба ...)
Берки атасы Солобо ... (Дед его Солобо ...) [10, с. 281].

Здесь речь идет об эпическом герое Алманбете (соратник, друг Манаса), родословные сородичи которого после развала Кыргыз журту могли бы оказаться в пределах древней Руси. В древнерусской поэме родичи-антропонимы Солобо и Чылаба использовались бы как взаимозаменяемые этнонимы-антропоморфизмы. В эпосе «Манас»: Чылаба кандын тоюнда (На торжестве Чылаба хана) [12, с. 192]. Это из речи эпического хана Кошойа. Стало быть, еще до эпических событий был такой эпоним (Чылаба) племени, на торжестве которого эр Кошой померится силами с Жолойем и побеждает. По легендам, перед Куликовской битвой (1380) сойдутся богатырь Пересвет и Челубей батыр.

Надо полагать, в «Слове», как и в древнерусской былине «Соловей-Разбойник», под пернатыми антропоморфизмами подразумевались половецкие этнонимы (и антропонимы). Древнерусский поэт (1185-1200 гг.) мог перенять антропоморфизм “соловии” (“славий”) у былинного сказителя (“Соловей”), ибо былинные события произошли бы «в эпохе борьбы Руси с кипчаками-половцами», где «речь идет скорее о Владимире Мономахе, княжившем в Киеве с 1113 по 1125 гг.» [15]. Если это ближе к истине, то говорилось бы о функционирующем культурно-информационном пространстве и устоявшейся традиции творческой преемственности в древней Руси.

В «Слове»:
Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть,
нъ часто врани граяхуть,
трупиа себе деляче,
а галици свою речь говоряхуть,
хотять полетети на уедие [8, с. 54].

В строке “Говоръ галичь убуди” [8, с. 51], похоже, говорится о галичском ночном бодрствующем строжевом наряде, а в последующей строчке “хотять полетети на уедие” [8, с. 54] о галицком летучем отряде, готовившегося на очередной рейд.

В «Слове»:
ни тебе, чръный воронъ,
Поганый половчине! [8, с. 52].
Всю нощь съ вечера
Бусови врани взъграяху у Плесеньска [8, с. 57].

В эпосе «Манас»:
Орустан чыккан Бороон чал (Борон чал, отправившийся из Руси)
Ошо келип сынаган (Стал придирчиво оценивать) [13, с. 131].

Не исключено, что эпический эпоним Бороон (чал) связан с этнонимом барын (барин). Он (Бороон (чал)) как династический представитель этноса барын, находившийся в пределах восточной Руси, мог присутствовать на тризне Кокотой хана (по эпосу «Манас»). Пожалуй, об этом нам подсказывает сам сказитель-манасчы: «Борон чал, отправившийся из Руси» (а не «Борон чал, выходец из Руси»). Эпоформант чал мог быть одной из бытовой формой эпонима Чалыбай (или Чылаба) из эпоса «Манас». В эпосе имеется эпоним Кыргыл чал (с эпоформантом чал).

В эпосе «Манас»:
Эштектен келген Жамгырчы (Из Эштека Жамгырчы)
Бас журтунда бу бир кан (Он хан в народе Бас) [11, с. 61].

В летописях говорится о Ногайском Ямгурчи [1, с. 476], кажется, в нем подразумевается эпический эпоним Жамгырчы.

Поэтико-аллегорические граяхущие ”врани” (”воронъ”) - это, видимо, этноним барын (барин) (и эпический Бороон чал), и, скорее всего, о таком антропониме говорится в «Повести временных лет»: “… потомь с Ростиславом же у Варина веже взяхом” [7, с. 58]. Тут речь идет о том, что русские князья смогли захватить многочисленные вежи у половецкого хана Варина (возможно, глава племени барын (барин). ”Бусови врани” - это, возможно, Бусово барины. Может быть, здесь говорится о поздних сородичах, ”хана в народе Бас” Жамгырчы [11, с. 61], разумеется, если считать эпического Баса и поэтического Буса одним и тем же персонажом. Имеются летописные сведения о «половецком князе по имени Басты в 1223/4 г.» [2, с. 44]. Нельзя ли идентифицировать имени половецкого князя Басты с ранним эпическим эпонимом Бас? Теперь уже к когорте одноименных антропонимов (Бус-гот, Бас-эштек, Boz Иордана [4, с. 322], Баз-каган (VII век), эпоним Боз уул [12, с. 183]) можно было бы занести “Бусово врани” из «Слова».

Тропы и стилистические фигуры как основные элементы художественного языка произведения наглядно заметны и зримы невооруженным глазом. Однако преображения происходят и внутри самого слова, в его значении, хотя внешне это никак не выражается.

В «Слове»:
Тогда вороны не граахуть,
галици помлъкоша,
сорокы не трескотоша,
полозие ползаша только,
Дятлове тектомъ путь къ реце кажутъ,
соловии веселыми песньми
светъ поведаютъ [8, с. 67].

«Если в первые 40 лет пребывания половцев в южнорусских степях летописцы назвали всего двух князей: Блуша и Сокала, то в период с 1096 по 1117 г. в Ипатьевской летописи упомянуто 26 князей» [9, с. 174-180]. Поэтического антропоморфизма “полозие” можно было бы отождествлять с летописным антропонимом Болуш, а “сорокы” (сорочины) с антропонимом Сары (и эпическим сары уруу) [14].

В эпосе «Манас»:
Калча деген калкы бар, (У него род калча,)
Калча жайын сурасаң (Вообще-то, род калча)
Кыргызга жакын каркыбар (К кыргызам родня) [10, c. 200]
Кезектин уулу Шоорук кан ... (Сын Кезека Шоорук кан ...)
Татала деген журту бар (У него народ татала) [10, с. 201].

Эпический Шоорук кан принадлежал к роду калча и племенному объединению татала, которые считались родичами кыргызов. Эпического эпонима Шоорук кан можно было бы идентифицировать с поэтическим и летописным антропонимом «Шарокан (Шарукан) и Шараган» [3, c. 47]. В летописях и поэме «Слово» антропоним написан Шаруканъ (и Шароканъ), а не хан Шоорук. Видимо, тогда и половцы, и русские князья, в обиходной речи так прозвали (величали) по-половецки - Шоорук кан, следовательно, была сформирована рукописная форма наименования (Шаруканъ, Шароканъ). Примечательно, что в «Слове» антропоморфизмы (“галичь”, ,”галици” и “дятлове”) фигурируют рядышком как в эпических строках (калча и татала). У Н. А. Аристова: «В 573 году Хозрой отправил к “туркам-тетальцам” 7 т. пленных дев, прося помощи в войне с римлянами, армянами и таджиками (арабами)» [6, с. 110]. Судя по всему, речь идет о Хосрове I Анушираване (501-579) - шахиншахе из династии Сасанидов, правившего Ираном с 531 до 579 года, который просил помощи у могучего кочевого племенного объединения теталь (татала).

Один из шести ханов Манаса – хан Музбурчак был главой Бухарского племени калча (Казак Көкчө, Музбурчак // Үрбүнү көздөй октолду (Казак Көкчө, Музбурчак // Возроптали на Үрбү) [12, с. 10]. В «Повести временных лет»: “Бурчевичъ” [7, с. 60], “Бурчевич половецкий хан” [5, с. 19]. Кажется, в именах Музбурчак и Бурчевич проглядывется эпоформант [Бурч] (Бөрү (Волк)). Эпические герои калча Шоорук кан и калча Музбурчак могли быть сородичами поэтического антропоморфизма «галичъ” (“галици”) и летописного антропонима “Бурчевич”. «В конце XII в. среди приднепровских половцев была хорошо известна орда Бурчевичей (тюрк, böri — волк, бурчевичи — волки)» [9].

В ходе исторического развития эпическое творчество совершенствуется и изменяется, что не противоречит его внутренним закономерностям. Одаренный художник-импровизатор, в силу своей индивидуальности и неповторимости не нарушая имеющихся эпических правил, создает свои собственные видения. Так, в эпосе «Манас» имеются художественные приемы-олицетворения, где приграничные вражские этносы стилистически персонифицируются в виде горных баранов и лебедей-уток.

В эпосе «Манас»:
Душмандын жолун сактаган (На охране вражеских путей)
Куу өрдөк деген өрдөк бар. (Есть лебедь-утка куу өрдөк.)
Куу өрдөк көлдөн учкандыр, (Улетел ли из озера куу өрдөк,)
Куйрукка мөөр баскандыр. (С печатью-тамгой на хвосте.)
Кулжасы белден качкандыр, (Убежал ли из нагорья горный баран,)
Мүйүзгө жазуу жазгандыр, (Отчеканив письмецо на рогах,)
Коңурбайга баргандыр, (Подбежал ли к Конурбаю,)
Коркутуп кабар салгандыр... (Потревожил ли жуткими вестьями...) [12, с. 210].

Первые сказители-манасчы были не только талантливыми художниками, искусными повествователями, но и обладателями арсеналов художественного языка и стилистического приема описания. Они особо не претендовали на прозвание первенцев зачинателей, ибо, очень может быть, что еще до них существовала подобная образцовая эпическая школа и изящная художественная практика. Умелость художника-творца в том, что он отыскивает и обнаруживает адекватные старинные лексемы-зооморфизмы на наименования неприятельских этнических единиц.

«Предмет изображения может быть сам по себе грубым и отталкивающим, а его изображение - художественно выразительным и гармоничным. Это и есть стиль» (В. Набоков). Поэтическая даровитость создателя «Слова» и сокровенная правила художественного стихосложения, не давал называть вещи своими именами (“сам по себе грубым и отталкивающим”) и использовать ему особых приемов и стилей изящной словесности. Однако, думается, что ветераны Игорева похода и народная живая память догадывались о ком (и о чем) идет речь в поэме. Надо полагать, речь шла о половецких антропонимах Сакал (Сокаль) (“соколы”), барын (“врани”, ”вороны”), калча (“галичь”, “галици”), Сары (сорочины) (“сорокы”), Болуш (“полозие”), татала (“дятлове”), Солобо (“соловии”, “славий”).

В «Летописной повести о походе Игоря Святославича на половцев в 1185 году»: «И сказал Игорь: «Вот думаю, что собрали мы на себя всю землю Половецкую – Кончака, и Козу Бурновича, и Токсобича, Колобича, и Етебича, и Тетробича» [8, с. 341]. В «Слове» …: «и съ татраны» [8, c. 59]. Летописный “Тетробич” и поэтический “татраны” могли бы представлять полиэтноним дурут (Төрт аба; Törtel). Стоит заметить, что ко времени «Слова» дурут Котян Сутоевич не был замечен на политической арене, ибо он в летописях появляется впервые в 1205 г. [18], хотя его старшие родичи (“Тетробич”) заметно отличались среди придонских половцев Кончака. Стало быть, сводный полк князя Игоря воевал с восточными придонскими половцами (Кончакъ (Кыпчак), Гзакъ (Кезек), Шароканъ (Шоорук кан), а не западными приднепровскими половцами Боняка (Манак), Таза (Тааз; Үрбү), Тугоркана (Тоорул). И все же, если антропоморфизмы в «Слове» “соколы”, “сорокы”, летописный “Бурчевич”, предполагаемые как половецкие антропонимы Сакал (Сокаль), Сары (сорочины), Музбурчак (Бурчевич), и вправду воевали против Игореве полка, то можно было бы говорить об участии приднепровских половцев на стороне придонских сородичей.

Известно, что Гзак (Гза, Кзак) – половецкий хан, глава объединения донских половцев бурчевичей, сын хана Беглюка (Белюка), в летописи назван Козой Бурновичем. «Помимо полков Кончака, из-за Донца вывели своих воинов Гзак (Коза Бурнович) с сыном Романом Гзичем» [19]. Летописная личность Коза Бурнович мог оказаться одним из главных персонажей поэмы «Слово» половецким ханом Гзаком. В эпосе говорится об эпониме Кезек (отец Шоорук кана) [10, с. 201]. Гзак (Коза Бурнович), думается, был поздним династийным сородичем эпического, откомандированного «из Руси Борон чала». А летописного имени Романа стоило бы отождествлять с эпическим именем (эпонимом) Ыраман (“Ыраман деген увазир”) [10, с. 92]. В «Повести» имеются сведения об этносе касог [16, с. 31]. «В лето 6473 (965. - А. Э.). Иде Святославъ на козары … И ясы победи и касогы…» [7, с. 30]. Этнонимы касог и антропонимы Гза, Гзак в «Слове», скорее всего, восходят к эпическому эпониму Кезек.

Как нам представляется, что летописные Кончак – это Кыпчак; Козу Бурнович – Кезек Борон чал; Токсобич – Токсоба (Тогуз аба; тогуз огуз, токуз татар); Колобич – Калабалы (Калча аба); Етебич – Жети аба (возможно, жетиген, жедигер); Тетробич – Төрт аба (Törtel; Дурут). В эпосе «Манас» имеется эпическая строка «Дөрбөндөрдүн Төртайы» (Төртай Дөрбөнов) [12, с. 419], где имя (эпоним) Төртай, витязя одного из сорока гвардейцев, перекликается с летописным антропонимом Төрт аба (Törtel). Если такие сопоставления имеют место, то речь могла бы идти о полномочном представительстве полиэтнонима Төртэл в Кыргыз журту Манаса.

Итак, по сведениям «Слово о полку Игореве», летописей и эпоса «Манас» древнерусские объединенные силы Игоря Святославича, князя Новгорода-Северского, в 1185 г. возле реки Каялы, могли сражаться с придонскими половецкими войсками Дешт-и Кыпчака, в лице таких антропонимов как Солобо (Чылаба), Бас (Баз), Жамгырчы, Бороон чал, Шоорук кан, Кезек, Кыпчак; полиэтнонима дурут (Төртэл); этнонимов барын (барин), калча (каладжи), татала (теталь), и, быть может, при деятельном соучастии западных приднепровских половцев Сакал (Сокаль), Сары (сорочины), Музбурчак (Бурчевич). После грандиозных эпических событий часть кыргызских племен, ушедших великим переселением и выбравших западное направление, впоследствии могла оказаться в зоне влияния и интересов между Русью и Кыпчакской Степи в последней четверти XII в. Следует подчеркнуть, что аналогичные сведения в «Слове» и «Повести» в состоянии способствовать в уточнении и прояснении дальнейшей судьбы кыргызских родоплеменных структур, после развала эпического Кыргыз журту (и исторического Кыргызского великодержавия (первая половина X в.)).

Эшиев Асылбек Мирзатилаевич
доктор филологических наук,
профессор Жалал-Абадского государственного университета (Жалал-Абад, Кыргызстан).

Материалы статьи опубликованы в журналах «Наука России: Цели и задачи» (Екатеринбург, июнь, 2020), «Тенденции развития науки и образования» (Самара, август, 2020. № 64, Часть 5).

Список литературы:
1. Карамзин Н. М. Предания веков. М.: Изд. «Правда», 1988. - 478 с.
2. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Русские имена половецких князей: Междинастические контакты сквозь призму антропонимики. М.: «Полимедиа», 2013. - 280 с.
3. Павловский А. Дюк Степанович // Былины. М.: Московский университет, 1957.
4. Русская историческая библиотека. Слово о полку Игореве – анализ. [Электронный ресурс]. URL: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2644-slovo-o-polku-igoreve-kratkij-analiz
5. Роспонд С. Летопись Нестора как ономастический источник // Восточно-славянская ономастика. М.: «Наука», 1979.
6. Аристов Н. А. Усуны и кыргызы или кара-кыргызы. Бишкек, 2001.
7. Русская литература XI-XVIII вв. М.: «Худ. лит.», 1988. - 495 с.
8. Слово о полку Игореве. Ленинград: «Советский писатель», 1990. - 400 с.
9. Плетнева С. А. Хан Боняк и его время. // Проблемы археологии. II. Л.: 1978. [Электронный ресурс]. URL: http://kronk.spb.ru/library/pletnyova-sa-1978.htm
10. Манас. Сагымбай Орозбаковдун варианты боюнча. II китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1980. (Манас. По варианту Сагымбая Орозбакова. II книга).
11. Манас. Сагымбай Орозбаковдун варианты боюнча. III китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1981. (Манас. По варианту Сагымбая Орозбакова. III книга).
12. Манас. Сагымбай Орозбаковдун варианты боюнча. IV китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1982. (Манас. По варианту Сагымбая Орозбакова. IV книга).
13. Манас. Шапак Рысмендеевдин айткан варианты боюнча. Бишкек, 2013. - 436 c. (Манас. По варианту Шапака Рысмендеева).
14. Сколоты, Саклаб, Сары (сорочины), Сары Таз в источниках. [Электронный ресурс]. URL: http://kgcode.akipress.org/unews/un_post:22631
15. Герои былины Илья Муромец и Соловей-разбойник – кто они? [Электронный ресурс]. URL: https://history-thema.com/geroi-byilinyi-ilya-muromets-i-solovey-razboynik-kto-oni/
16. Древнерусская литература. Хрестоматия. М.: Изд. «Флинта» «Наука», 2000.
17. Ипатьевская летопись. [Электронный ресурс]. URL: http://yakov.works/acts/12/pvl/ipat13.htm
18. Пилипчук Я. В. Хан и его род. [Электронный ресурс]. URL: http://istorja.ru/forums/topic/2991-polovetskiy-han-kotyan-sutoevich/
19. Плетнева С. А. Половцы. М.: «Наука», 1990. - 208 с. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rulit.me/books/polovcy-m-1990-read-171871-85.html
Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

12-10-2021
«Энеида» и «Манас»: параллели, аналогии
1401

05-10-2021
«Илиада» и «Манас»: параллели, аналогии
4694

29-09-2021
Трансэпохальные теонимы, антропонимы
2421

13-09-2021
Аз (Ас, Ач, Язы, Osi) – эпоним Востока и Запада
2539

06-09-2021
Тоң (Тонг, Чон, Чоң, Джон, Жан) – это народ
3494

23-08-2021
Соловей-Разбойник – сказитель народных эпических песен
3880

16-08-2021
Котян (Котан), Сутоевич (Шато, Чата, Сеулту, Солто), дурут (Törtel, Тертеробичи) в источниках
2411

09-08-2021
Асылбек Эшиев. Гунны, готы. Накануне падения Римской империи (V в.)
4152

02-08-2021
Кыргыз журту, Поросье: Торчинъ Беренъди, Чернии Клобуци
2439

30-06-2021
Сколоты, Саклаб, Сары (сорочины), Сары Таз в источниках
8400

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×