Добавить статью
13:41, 29 марта 2021 Обновлено 11:28 30 Марта 2021 2601

Поэма «Илиада» и эпос «Манас»: этнографические параллели, аналогии

В поэме «Илиада»:

Не из-за храбрых троянцев я прибыл сюда, не с желаньем

Им отомстить: предо мною троянцы ни в чём не повинны.

Не отгоняли они моего табуна или стадо [2, с. 51]

По эпическим сведениям, Ахейский вождь Ахиллес, один из главных героев «Илиады», троянцев называл храбрыми воинами, и не имел к ним враждебных чувств. Он особо подчеркивает, что они не отгоняли у него табуна или стадо. Сына богини Нимфы не заинтересовал побег Елены Прекрасной с Парисом. Кажется, он с пониманием относился к выбору молодых людей. Ахейский герой в принципе был против бессмысленной войны. Любопытно, что из речи Ахиллеса обнаруживается бытование в древней Элладе, не совсем популярный вид обогащения за счет других, как угон чужого табуна и стада.

В эпосе «Манас»:

Казак, кыргыз калкына (У казахов и кыргызов)

Жортуп жылкы алмагы (Обыкновение угнать табун)

Шол Алмаңдан калыптыр. (Осталось от Алманбета.) [6, с. 236]

В эпосе «Манас» повествуется, что витязь Алманбет, друг Манаса, ранее когда служил у казаха Кокчо хана, временами угонял многочисленные табуны лошадей маньчжурских калмыков, и распределял поровну между степными жителями. По эпической версии, с тех пор прижился подобный обычай у кочевников угонять табуны или стада неприятелей. Все-же имеются сведения от Плутарха (I в.), что в среднеазиатском походе местные удалые парни из рук македонских бравых ночных сторожей угонят любимого скакуна Букефала (Буцефала) Александра Македонского (IV в. до н.э.), вместе с остальными боевыми конями македонских воинов. Так, «Александр пришел в ярость и объявил через вестников, что если ему не возвратят коня, он перебьет всех местных жителей с их детьми и женами. Но когда ему привели коня и добровольно покорились ему, Александр обошелся со всеми милостиво и даже заплатил похитителям выкуп за Букефала» [13, с. 406]. Похоже, властелин полмира с уважением отнесся к устоявшимся обычным дерзким поступкам кочевников. Очень может быть, что бесславная традиция угон чужого табуна существовала еще до Троянской войны [2, с. 51].

В поэме «Илиада»:

Ты раздели, Агамемнон, всё войско по родам и семьям,

Чтобы семья помогала семье, также роды – друг другу. [2, с. 73]

Если ты сделаешь так, и ахейцы тебя подчинятся,

Будешь ты ведать тогда, кто труслив из вождей и народов [2, с. 74]

Это из высказывания старейшины, премудрого Нестора (сын Нелея, царь Пилоса, вождь ахайских воинов в Трое) [3, с. 481] Агамемнону, главе эллинских объединенных войск, где он советует разделить войска по родоплеменным признакам. Тогда, по мнению хитроумного Нестора, ахейцы Ахиллеса сражались бы с врагом наравне со всеми за честь и достоинство родного племени.

В эпосе «Манас»:

Анда Манас кеп айтты: (Тогда Манас сказал:)

Тээтиги Элемандын Төштүгү (Вон тот Тоштюк Элемана,)

Өз колун өзү башкарсын. (Пусть командует своим войском.)

Эштектердин Жамгырчы (Жамгырчы сын Эштека,)

А дагы өз колун өзү башкарсын. (И он, пусть командует своим войском.) [11, с. 217]

Здесь Манас указывает, что каждый глава племени командовал своим племенным войском, т.е. конные полки были организованы по родоплеменным свойствам. Эти эпические строки перекликаются с «Десятой песней» «Илиады» Гомера. Это могло бы означать, что в обоих случаях преобладала родоплеменная армейская система.

В эпосе «Манас»:

Каршы келген Жамгырчы... (Подступивший Жамгырчы...)

Төрө Төштүк баатыры... (Благородный богатырь Тоштюк...)

Каршы келген кан Үрбү... (Подступивший хан Урбю...)

Баатыр Көкчө келгени... (Появился богатырь Кокчо...)

Аттан түшүп Санжыбек... (Слез с коня Санжыбек...)

Буудайыктын Музбурчак... (Музбурчак сын Буудайыка...) [7, с. 47-53]

Все вышеназванные главы племен (ногой Жамгырчы, кыпчак Төштүк, кыпчак Үрбү, казак Көкчө, окчо Санжыбек, калча Музбурчак) одновременно являлись командующими своими родоплеменными войсковыми единицами. Будничной жизни и военное время племенные полки, отряды подчинялись главам родов и племен. По законам военного времени объединенные войсковые соединения, командующие племенных войск, беспрекословно выполняли утвержденный план действий, указы и приказания хана Манаса.

В поэме «Илиада»:

Близко от Скейских ворот сидели - троянские старцы.

Старость мешала им в битву идти, но они красноречьем

Славились дивным, подобны цикадам, когда среди леса,

Сидя на дереве, голос они издают сладкозвучный. [2, с. 81]

Троянские старцы сидели не где-нибудь, а именно близко от Скейских ворот Трои, ведущие на поле битвы. В молодости отважные воины, а в пожилом возрасте, отличившиеся дивным красноречием, сравнивались, издающим сладкозвучий голос, лесным цикадам. Не исключено, что среди неизменных слушателей этих красноречивых старцов, находились, и премудрый Приам, и славный Гектор.

Вы отправляйтесь теперь и знатнейшим вождям средь ахейцев

Речь возвестите мою, - таково преимущество старцев. [2, с. 144].

А тут речь идет уже об ахейских старцах, где их советы и напутствия должны быть услышаны знатнейшими вождями ахейцев. По убеждению древнегреческого поэта, преимущество старцев было в их красноречии. Нужно отметить, что он (Гомер) одновременно восславлял, и троянских, и эллинских старейшин, хотя сам не скрывал личную симпатию к эллинцам.

В эпосе «Манас»:

Карыядан Эштек бар … (Из старцев есть Эштек …)

Кыпчактардын Тазы бар … (Из кыпчаков есть Таз …)

Ногойдун Чагоо кары бар ... (Есть старец ногой Чагоо ...)

Акылмандан отурган (Из заседавших мудрецов)

Алтымыш деп эсеп бар. (Ровным счетом шестьдесят.) [6, с. 14]

Аксакалы Акбалта, (Сам старейшина Акбалта,)

Акылга толук Ошпур бай ... (Благоразумный Ошпур бай...)

Акылмандын баары бар, (Здесь все мудрецы,)

Аксакал Жакып дагы бар. (Есть старейшина Жакып.) [6, с. 25]

Ошол кезде эр Кошой (Тогда витязь эр Кошой)

Бата берди баркырап. (Дал свое благословение.) [11, с. 28]

В эпосе особо подчеркивается роль родоплеменных советов старейшин, отношение к старшему поколению, традиция благословения старцев и т.д. Вышеупомянутые известные эпические герои одновременно считались, и вождями, и патриархами (аксакал, кары) родоплеменных единиц. Следует отметить, что еще на Алтае на совете старейшин Кыргыз журту могли присутствовать человек шестьдесят мудрецов (делегатов). У «отца истории» имеются сведения, как относились скифы к вечным покоям своих предков. Так, «На эти слова царь скифов Иданфирс ответил так: Если же вы желаете во что бы то ни стало сражаться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их попробуйте разрушить, и тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти могилы или нет» [9, с. 519]. Стало быть, для скифов не было ничего превыше культа предков, отеческих могил. Следовательно, они (предки скифов) так воспитывали свое подрастающее поколение.

В поэме «Илиада»:

Только доспехи с тебя совлеку, Ахиллес богоравный,

Труп же верну аргивянам. Ты так же поступишь со мною [2, с. 263]

Здесь Гектор попытается договориться с Ахиллесом как поступить после того один из них погибнет. Гектор, в случае его победы, не намерен был вернуть доспехи Ахиллеса, а тело вернул бы ахейцам. Видимо, владеть доспехами поверженного соперника считалось воинской честью и достоинством победителя. Однако потомок Пелида отвергает его предложения.

В эпосе «Манас» красочно описываются воины, облаченные в панциры (Күрөөкө, соот жаркылдап, // Күлүк буудан алкылдап) (Красуются кольчуги и шлемы, // Неудержимы резвые скакуны) [6, c. 32]. Эпическая героиня Кыз Сайкал перед тем, как биться с Манасом обрядиться в кольчугу (Туулга менен калканы, // Туюк болот, көк темир // Тула бойго салганы) (Шлема и щита, // Стального синего панциря // Надевает во весь рост) [6, c. 53]. В бою в Кокчо попадает стрела и насквозь пробивает его панцирь (Соотун тешип өтүптүр) (Пробили насквозь кольчугу) [6, с. 136]. Стало быть, эпические воины-витязи без должных боевых амуниций не вступали в бой, иначе они могли бы стать жертвами опытных лучников, в первом же боевом столкновении.

В Троянской войне тела, покойных Патрокла и Гектора, предаются погребальному костру. Судя по всему, в XIII в. до н.э. у воюющих сторон - эллинов и троянцев, бытовала идентичная традиция сожжения трупов на костре.

В эпосе «Манас»:

Жүз төөнүн отунун (Дрова из ста верблюдов)

Теңдеп эле келген дейт. (Были привезены вдоволь.)

Тоодой кылып жакты дейт, (Запылал костер как гора,)

Ошондо Жолойдун (Вот тогда тело Жолоя)

Устуканын опат кылды дейт, (было предано огню,)

Сөөгүн сөпөт кылды дейт. (На костре кости сожжены.) [14, с. 84].

По эпическим данным, в героической эпохе (гипотетически, IX-X вв.) у кыргызских родоплеменных структур бытовали почитание могил предков, Неба (Тенгри), Алда таала (его других имен: Ак, Бар, Эге, Жапар), кудай, однако отсутствовал обычай сожжение трупов. Возможно, такой древний обряд все еще наличествовал у ойротов (калмыков), ибо Жолой батыр был ойротским ханом. Если такое правдоподобно, то это была последняя ритуальная почесть Манаса к непримиримому, вместе с тем, достойному врагу.

В поэме «Илиада»:

Амфидамасова сына убил я нечаянна в ссоре

Из-за игральных костей, - безрассудный, убить не желая. [2, с. 273]

Получается так, что такая азартная игра в кости процветала в древней Элладе еще в XIII в. до н.э. Из-за азарта игр могли даже убить друг друга.

В эпосе «Манас»:

Уруп кеткен Бозуул, (Бозуул, ты негодяй, забияка,)

Урушуп жаткан Кыргылың – (Соперник тебе Кыргыл -)

Улуу киши турбайбы, (Он же, почтенный старикан,)

Нукусу сени урбайбы! (Не проклинает ли тебя его Нукус!) [7, с. 183]

В пути на Бейжин, на привале, сорок витязей Манаса, разделившись на двое по двадцать человек, играют в ордо. На приз выставят с обех сторон по четыре лошади. В порыве эмоций в игре Бозуул нападает с безудержным острословием на Кыргыла. И, здесь в роли разводящего выступает витязь, певец Ырчы уул.

Манас: Тогуз, онуң биригип (Манас: Объединившись вдесятером)

Тогуз коргоол алыңар. (Играйте в тогуз коргоол.) [6, с. 304]

По указанию Манаса так встречают царевича китайцев, беглеца Алманбета (впоследствии, друг и соратник Манаса), когда он впервые появится в кыргызской земле. Его приветствуют национальными играми ордо (ханская ставка), тогуз коргоол (девять горошин), чатыраш (шахматы), топ таш-чакмак (шаровые камни).

У Корнелия Тацита (54-120 гг.) в «О происхождении и местожительстве германцев»: «Они играют в кости и, что удивительно, занимаются этим как серьезным делом и трезвые, и с таким азартом, и при выигрыше, и при проигрыше, что, когда уже ничего не осталось, при самом последнем метании костей играют на свободу и тело. Побежденный добровольно идет в рабство, и, хотя бы он был моложе и сильнее, дает себя связать и продать» [4, с. 14-17]. Чуть позже в «Эпиграмме Луксория», в разделе «Азартному игроку, который думал, будто кости ему послушны», описывается некий Ватанант, который не умел играть в кости, где он в проигрыше или в случайной удаче “неистовствует, бушует, кричит, волю дает, и речам и рукам”. И, автор в конце стихотворении делает саркастически убийственное заключение:

Нет, “игра мудрецов”, как видно, ему не подходит:

Больше ему по душе фурий безумных игра [10, с. 492].

По примечанию Ватанант – это германское имя, а “игра мудрецов” – название игры в нарды. Следует подчеркнуть, что между этими четырьмя древними произведениями (Гомера (IX в. до н.э.), Тацита (I-II в. н.э.), Луксория (V в. н.э.) и эпоса «Манаса» (предположительно, IX-X вв.) десятки веков, тем не менее сильно напоминают друг друга.

В поэме «Илиада»:

Недолго царило спокойствие на равнине Скамандра.

Словно дикие лебеди, примчались в развевающихся белых одеждах [2, с. 304].

В поэме чернокожие эфиопы из далекой Африки во главе Мемнона, брата Приама, подоспеют на помощь троянцам. Однако все они погибнут от рук ахейцев Ахиллеса. Тут главное в том, что они отождествляются с дикими белыми лебедями.

В стихах римского поэта Лоллия Басса (I в. н. э.):

Другой пусть в быка превратится

Или же, лебедем став, сладостно песнь запоет [1, с. 303].

Здесь речь идет о громовержце: «Чтобы овладеть Данаей, Европой и Ледой, Зевс превращался соответственно в золотой дождь, быка и лебедя» [1, с. 549]. Лукиан Самосатский (II в. н. э.): «…шапка в пол-яйца». Намек на яйцо, которое снесла Леда после того, как сочеталась с Зевсом, принявшим образ Лебедя» [5, с. 542]. Елена Прекрасная - в греческой мифологии спартанская царица, была дочерью смертной женщины Леды и бога Зевса, который явился Леде в образе прекрасного лебедя.

В эпосе «Семетей»:

Деп ошентип Айчүрөк, (Сказав так Айчурек,)

Акылы жандан табылып, (Хорошенько поразмыслив,)

Ак куу кебин жамынып, (Нарядилась белым лебедем,)

Канатын күнгө каккылап ... (Помахала крыльями солнцу…)

Айланып жүрдү эл таппай (Летала, так и не найдя никого) [12, с. 151]

Главная героиня эпоса «Семетей» (вторая часть эпоса «Манас») - красавица Айчурек (будущая супруга Семетея (сын Манаса)) могла летать в облике лебедя. Имя Айчурек состоит из двух слов: Ай (Луна) и чүрөк (красавица), т.е. Лунная красавица.

Таким образом, подобные историко-этнографические параллели, аналогии могли возникнуть в ходе исторического развития народов в разных частях мира, независимо их этнической принадлежности, языка, культуры, верования. Духовная культура, мифология, фольклор народов Востока и Запада могли быть доступны в межэтнических и межкультурных взаимосвязях древности и раннего средневековья.

Эшиев Асылбек Мирзатилаевич, доктор филологических наук, профессор Жалал-Абадского государственного университета (Жалал-Абад, Кыргызстан).

Статья (“Poem "Iliad" and epic "Manas": historical and ethnographic parallels, analogies”) опубликована в научном журнале «Евразийское научное объединение», №9 (67), сентябрь, 2020.

Список литературы:

1. Античная литература. М.: Изд., «Художественная литература», 1968.

2. Гомер. Поэмы. Илиада. М.-Л., Госиздат. детской лит., 1953.

3. Гомер. Илиада. Фрунзе: «Адабият», 1988.

4. История средних веков. Хрестоматия. В 2 ч. Ч.1. (V-XV века). М.: «Просвещение», 1988.

5. Лукиан. Избранное. М.: «Художественная литература», 1987.

6. Манас. Сагымбай Орозбаковдун варианты боюнча. II китеп. Фрунзе: «Кыргызстан», 1980.

7. Манас. Сагымбай Орозбаковдун варианты боюнча. IV китеп. Фрунзе: «Кыргызстан», 1980.

8. Манас. Шапак Рысмендеевдин варианты боюнча. Бишкек, 2013.

9. Откуда есть и пошла Русская земля. М.: «Молодая гвардия», 1986.

10. Поздняя латинская поэзия. М.: «Художественная литература», 1982.

11. Семетей. Манасчы Шаабай Азизовдун варианты боюнча. Бишкек: «Кут Бер», 2013.

12. Семетей. «Манас» эпосунун экинчи бөлүгү. 3-китеп. Фрунзе: Кыргызмамбас, 1959.

13. Плутарх. Избранные жизнеописания. Том I. М.: Изд.: «Правда», 1987.

14. Манас. Көкөтөйдүн ашы. (Ч. Валихановдун көлдүк манасчыдан жазып алган варианты). Бишкек, «Ала-Тоо» журналы, 1994.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью

Другие статьи автора

12-10-2021
«Энеида» и «Манас»: параллели, аналогии
1401

05-10-2021
«Илиада» и «Манас»: параллели, аналогии
4687

29-09-2021
Трансэпохальные теонимы, антропонимы
2421

20-09-2021
1185 год. Половцы Западного (Дешт-и) Кыпчака
3358

13-09-2021
Аз (Ас, Ач, Язы, Osi) – эпоним Востока и Запада
2537

06-09-2021
Тоң (Тонг, Чон, Чоң, Джон, Жан) – это народ
3494

23-08-2021
Соловей-Разбойник – сказитель народных эпических песен
3880

16-08-2021
Котян (Котан), Сутоевич (Шато, Чата, Сеулту, Солто), дурут (Törtel, Тертеробичи) в источниках
2411

09-08-2021
Асылбек Эшиев. Гунны, готы. Накануне падения Римской империи (V в.)
4152

02-08-2021
Кыргыз журту, Поросье: Торчинъ Беренъди, Чернии Клобуци
2439

Еще статьи

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×