Добавить статью
10:09 16 Октября 2018 Обновлено 10:24 16 Октября 2018

Обряды кочевья: Кочевье «деревянной» вдовы

Читать предыдущую часть

Автор: Кулуйпа Акматова

Умаслить стойбище (Журт майлоо)

Эти рассказы помню из своего детства. Как-то раз наша кочевка выбрала неизвестную местность. До сих пор помню шепот бабушки, чтобы я никуда не выходил ночью. Об этой местности ходили нехорошие слухи, мол, одни видели тут «хозяина» в образе старца, вторые в виде плачущего верблюжонка, другие очевидцы тоже рассказывали странные истории. Бабушка каждый день молилась и благодарила землю за прием. Все время напоминала отцу, чтобы не оставлял мусор, кучу золы просила делать в одном месте, а еще лучше все время закапывать.

Жоро Маметасан уулу, сотрудник ТВ передачи

«Сегодняшний Китай», г. Урумчи, КНР

Этот обряд проводился после того как пройдет семь дней со дня переезда на новое место и Мать-Земля примет кочующих. Вновь прибывшая к журту семья должна была поблагодарить за прием «хозяина журта» и еще раз закрепить добрососедские отношения с соседями. После этого пели, играли, устраивали соревнования.

Отобрав жертвенную овцу (или барана), звали по одному человеку из самых уважаемых членов приглашенных семей. Этим людям объявлялся повод для праздника, просили попозже придти на него, затем собравшиеся давали благословление приносимой жертве, после чего овцу резали для журт майлоо и читали молитву. Завершив обряд жертвоприношения, приглашенные расходились: они прибудут сюда попозже. Пока же хозяева готовились к празднику, гости собирали ответные подарки, а молодежь с нетерпением ждала вечерних игр.

В конце праздника всем раздавали сладости, боорсоки, каттама, эжигей. После ухода гостей копали небольшие ямки в заранее присмотренных для этого местах, заливали в них жир, образовавшийся при варке жертвенной овцы. Так же поступали, когда переносили желе (колышки для привязывания лошадей и верблюдов) с места на место. Только в этом случае в ямку выливали кумыс, молоко, айран – так выражалась благодарность земле за прием.

Кочевая песня-плач (Көч кошок)

Нам, маленьким детям, было невдомек, о чем плачет и поет бабушка несколько дней подряд, знали только, что умер близкий родственник. Нам оставалось только ставить самовар, помогать взрослым и наблюдать этот печальный, но удивительный обряд. Песня-плач кочевки называется «көч кошок», слова «кош» означают соединение нас с жизнью умершего через песню-плач, повествующую о прожитой жизни умершего в кочевке. Проводы усопшего обязательно сопровождались песнями «кошокчу» – плакальщицы.

Есть и другие версии, что суть этого обычая состояла в том, чтобы дать знать друзьям и врагам о том, что в кочевье есть потери. Слушая слова «көч кошок», дружественные рода принимали решение предложить осиротевшему кочевью помощь, а враги отказывались от намерения войны с этим кочевьем. Вдова же принимала на себя защиту семьи. Нередки были случаи, когда старший или младший брат усопшего брал в жены вдову ради защиты племянников и охраны имущества семьи. Вдовы только в исключительных случаях оставляли род своего мужа. Обычно им разрешали покинуть род при их желании только после воспитания детей до уровня хозяина семьи и наступления старости.

Патышева Батма, 66 лет, с. Коммунизм,

Ноокатский район, Ошская область, Кыргызстан

Женщина, потерявшая мужа на прошлом кочевье, носила траурную черную одежду и весь кочевой путь причитала. Кочевая песня-плач «көч кошок» оповещала встречные кочевки о том, что идущий караван понес тяжелую потерю.

Женщина сидела в седле, раскачиваясь из стороны в сторону, ее распущенные волосы и черный платок, накинутый на голову, говорили сами за себя. Под мерный топот коня вдова облекала в рифмы плач-повествование об умершем муже, она пела о его подвигах, мужестве, о том, «что осиротело кочевье без него, и как теперь ей жить без него». Проезжая те земли, по которым ходил ее муж еще на прошлой кочевке, она начинала плакать еще громче. В такие моменты женщины, сопровождавшие вдову, поддерживали ее, если падал платок с головы убитой горем женщины, – подбирали его. Когда вдова уставала или у нее пропадал голос, сопровождавшие женщины подхватывали ее плач.

Говорят, даже самой ханше Каныкей были сделаны замечания, чтобы она лучше пела кошок мужу хану Манасу.

Алтындан таман үзгөнгү тепкенин неге айтпайсың?

Алтатардуу бий болуп өткөнүн неге айтпайсың?

Күмүштөн таман үзөнгү тепкенин неге айтпайсың?

Көп катардан бий болуп өткөнүң неге айтпайсың?

В золотое стремя он в ногу вдевал, почему не скажешь об этом?

Он великим бием прошел по земле, почему не скажешь об этом?

В серебряное стремя он ногу вдевал, почему не скажешь об этом?

Могущественнее многих биев он был, почему не скажешь об этом?

Так пела кошок плакальщица, которая давала уверенность ханше, подсказывала, что нужно спеть о хане, как рассказать тем, кто пришел попрощаться с батыром о доблестях и подвигах его, также о том, как он правил и жил.

Плакальщиц специально привозили из других родов (если не было своих), некоторые даже соперничали у кого на похоронах были лучшие плакальщицы. У Манаса, говорят, на прощании было сорок плакальщиц, даже Кыз Сайкал пела кошок сорок дней и ночей, распустив косы. Тогда не было помпезных речей, люди могли присоединиться в ощущении горя через песню-плач, провожая умершего тоже через песню-плач.

Зубайгуль эже, хранительница женских обрядов,

г. Ош, Кыргызстан

Кочевье «деревянной» вдовы (Тул катындын көчү)

Меня всегда пугали этой женщиной «тул катын». Говорили, мол, скоро она проедет мимо, и мы тебя отдадим ей. Позже я поняла, что это один из обрядов кочевого плача, которые я видела, только кочевку «тул катын» мне так и не пришлось увидеть, наверное так делали гораздо раньше.

Кочевье называлось именем мужчины, хозяина. Если же хозяин умер и кочевку вела вдова, такое кочевье называли «тул катындын көчу» – вдовье кочевье. Говорят, по древнему обычаю в день смерти главы семьи делали деревянную куклу во весь рост. Одевали в одежду умершего, сажали на его место. Родственники, услышавшие весть о смерти, спрашивали: «тулку боюн жасадынарбы?», то есть «сделали деревянное тело?». Оплакивая его, говорили: «тулку бою турат, өзүң жок» («деревянное тело есть, самого нет»). Вдову целый год звали женой деревянного тела («тулку боюн жасагандын аялы, катыны»). В стародавние времена делать деревянного человека было обычаем, к которому относились очень строго. В более поздние времена перестали делать деревянную куклу, одежду умершего вешали на шест и ставили на почетное место, глядя на него, оплакивали умершего.

Из рассказа жителей кыргызского села Улуу Памир, Ван, Турция

Вдова должна была три раза в день оплакивать умершего мужа. Во время летнего кочевья женщина седлала коня супруга, сажала на лошадь деревянную куклу, крепко привязывала. Сама шла пешком и вела коня за уздечку. Увидев вдову, одетую во все черное, а на лошади деревянную фигуру, встречные кочевья не приближались к кочующим, не издавали громких звуков, не показывали веселого настроения.

Почтительно проводив вдову, с облегчением вздыхали. Весь летний сезон вдова должна была кочевать из одного стойбища на другое вместе с деревянным мужем. После установки юрты она сажала куклу на почетное место и занималась хозяйством. Всякий раз, возвращаясь домой, начинала плакать и причитать. Женщина также всякий раз причитала, когда издали к ним приближалось чужое кочевье.

По возвращении кочевки на зимовку, деревянного человека сжигали, золу раскидывали по ветру. Лишь теперь из юрты переставал доноситься ежедневный плач, вдова получала свободу и имела возможность выйти замуж, если у нее не было детей.

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Обряды кочевья: Битье палкой. В игровой форме можно было немного пожурить жениха или его друзей. Начинает игру невеста

Обряды кочевья: Увидеть лицо невесты

Обряды кочевья: В старину кыргызы девочек выдавали замуж рано

Обряды кочевья: После сватовства, чтобы молодые лучше узнали друг друга, проводился обряд деревянной свадьбы

Обряды кочевья: Обычай дарить серьги - это не сватовство как таковое, а проявление чувств молодых людей, начало любви

Обряды кочевья: Одним из больших штрафов в виде материального наказания был верблюд

Обряды кочевья: Отставшую от чужого стада овцу или лошадь съедали

Обряды кочевья: Когда покидали стойбище, оставшийся очаг должен был дымить

Обряды кочевья: Прошение бертика

Обряды кочевья: Кочёвка была движущей силой всей жизни кыргызов, все обычаи и традиции были подчинены суровым условиям гор

Еще статьи

Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь