Добавить статью
10:02 23 Июля 2018

О происхождении Анга Торе и племен его улуса

В XIV веке в Моголистане столкнулись интересы двух крупных держав Центральной Азии – Золотой Орды и империи Тимура. Токтамыш хан вел активную политику против усиления Амира Тимура и поддерживал моголистанских князей Камар ад-Дина, Анга Торе, князей бааринов, кыргызов и других. Союз с Токтамыш ханом поднял авторитет Анга Торе в регионе. Анга Торе выступал против слабой центральной власти могольских царевичей, которые не могли дать достойный отпор экспансии Тимура.

Отметим, что формирование улуса Анга Торе имело более древнюю историю, связанную с разделом империи Чингиз хана между четырьмя сыновьями – Джучи, Чагатаем, Угедеем и Тулуем. В этой ситуации в самом выгодном положении оказались племена улусов Хорчи и Тайбуга, правители которых имели родственные отношения и этнополитические связи с Домом владыки монголов. Бесспорно, что оба эти улуса имели тесные взаимоотношения с енисейскими кыргызами и кыргызами, обитавшими в степях Баян Талаа Ховузу в Западной Монголии. Одними из основных племен улуса Хорчи являлись баарины и кыргызы. Улус возглавлялся представителями племени бааринов. По утверждению Л.Гумилева, предки бааринов – мукрины стояли во главе Тюргешского каганата. В Тюргешский каганат входили тюргеши, азы, кючюки, согэ и другие западнотюркские племена.

В связи с этим, после раздела империи Чингиз хана и образования новых улусов Джучи, Чагатая на западе, племена улуса Хорчи тут же возвратились на земли своих пращур и объединились со своими западными соплеменниками в рамках единого государства Хайду. В XIII веке баарины и черики мигрировали на запад. Утемиш Ходжа и С.Ахсикенди сообщали о возрождении и создании на западе азами, бааринами, кыпчаками, аргынами союза племен во главе с аз-ширинами. По нашему мнению, в эпической части сочинения С.Ахсикенди говорится именно о союзе Токтамыш хана и Манаса с племенами союза аз-ширинов и приводятся имена князей-союзников улусов Жети Кашка кыпчак (род Манаса), Ак Тимур кыпчак, Кара Коджа аргын, князя улуса Барин и т.д.

В 1269 году, когда Хайду был официально провозглашен ханом в Таласе, одними из первых пришли и вступили на службу к нему бахрины, которые являлись родственниками хана по материнской линии. Т.Джуманалиев по этому поводу пишет, что в XIII веке черики вкупе с бааринами (бахринами) мигрировали с востока на запад. Они входили сначала в улус Ак Ордо, затем в состав государства Хайду (с 1269 г.), а после создали свой улус во главе с Анга Торе [47. –С. 410].

Отсюда следует, что барины, черики, кыргызы и другие, продвигаясь с востока на запад, повлекли за собой алтайских кыпчаков (области Каркырахан), находившихся на их пути и имевшие этнополитические связи с ними. Это наше мнение находит подтверждение сведениями вышеприведнного генеалогического предания шериков (чериков), записанных Маргуланом. В нем говорилось, что Черик прибыл в Арку (в район Каркыралинских и Чингизтауских гор) и стал жить в соседстве с кыпчаками. Черик стал бием при кыпчакском хане.

Следовательно, формирование улуса Анга Торе было связано с племенами улуса Хорчи баринами, чериками, кыргызами, толосами и другими, которые мигрировали на Тянь-Шань. Сюда также входили тяньшаньская ветьв кераитов, канглы и других. Значит, баарины, черики, кыргызы, инициируя процесс объединения в рамках единого государства, практически предлагали возродить свою государственность в рамках земель бывшего Тюргешского каганата.

Таким образом, улус Анга Торе, прежде всего, был сформирован для образования новой государственности, нового Кыргызского государства на Тянь-Шане. Неслучайно, С.Ахсикенди в родословной Анга Торе представил его как потомка Ван хана кераитского [16.]. В соответствии с этим Анга Торе все могущество, силу и энергию своего улуса и союзников направил на борьбу против Амира Тимура и усиление своего влияния на Тянь-Шане. Версия эпоса «Манас», дошедшая до нас благодаря С.Ахсикенди, служила в качестве идеологической основы улуса. Здесь уместно вспомнить сравнение А.Маргулана Шерика (Черика) и его сорока шоро в казахском предании с Манасом и его сорока чоро в эпосе «Манас» [281.]. Отметим, что связь Черика с Манасом говорит о том, что черики были частью кыргызов улуса Хорчи. В родословной кыргызов предок чериков упоминался в друзьях сына Тагай Бия Кара Чоро, коими были Азык (азы), Черик, Саяк [15. –С. 12-14.]. Отсюда можно предполагать, что азы (аз-ширины), черики и онгуты (нойгуты) могли быть родственными группами и представляли один народ. Можно сравнить «ширин» («шерин») с «черик».

Благодаря помощи Токтамыш хана, улус Анга Торе усилился. Благородное происхождение Анга Торе давало ему возможность собрать вокруг себя множество племен Семиречья и Алтая. Анга Торе имел популярность среди алтайских и тяньшаньских кыргызов, канглов, кераитов, кыпчаков, онгутов, чериков, монолдоров и других. Анга Торе образовал свой улус на западе от средневековой области Каркырахан, между реками Или и Черным Иртышом и Караталом [76. - C. 62; 47. - С. 421.]. Союзный ему Кыргызский улус (в середине XIV века) Салучи-Булгачи (ичкиликов) располагался между Или-Иртышом, охватывая районы Алтайин-нуру и Тянь-Шаня.

В данный период князь енисейских кыргызов Угэчи Кашка (1399-1415 гг.) переселил свои основные силы в Притяньшанье. Он обосновался в южной части Или-Иртышского междуречья, в сопредельных землях Монгольского Алтая [47. –С. 419.]. Княжество Угэчи Кашка включало в себя определенную часть земель и племен средневековой алтайской области Каркырахан. Владение Угэчи Кашка локализовалось в землях Монгольского Алтая, охватывая Восточный Казахстан и Западную Монголию.

Вновь образованное государство Угэчи Кашка не могло остаться вне поля зрения Токтамыш хана, беспокоившегося продвижением Амира Тимура в северном направлении. В это время улус Угэчи Кашка был единственным государством, которое хоть как-то могло противостоять империи Тимура. Об этом свидетельствовала версия эпоса «Манас» С.Ахсикенди, где в эпической форме подробно описаны политические интриги в Золотой Орде в период правления Тохтамыш хана, а также противостояния между ним, его союзниками Анга Торе и Манаса с империей Амира Тимура.

Токтамыш хан и Золотая Орда поспособствовали усилению влияния Угэчи Кашка в Притяньшанье. Неслучайно, придя к власти, Угэчи Кашка объявил созданное им государство Татарским и изменил военную доктрину государства. Вектор военных походов был направлен на Тянь-Шань. Угэчи Кашка пытался захватить Моголистан, объединиться с тяньшаньскими кыргызами, овладеть хлебными районами Восточного Туркестана. Эта же политика продолжалась после смерти Угэчи Кашка (1425 г.), при его преемниках Эсенху ханом и Абабарци Чингсангом [85. - C. 101-113].

Итак, из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что в XIII-XIV века кыргызы активно участвовали в политических процессах, происходивших в Золотой Орде, государстве Хайду хана и Моголистане. В результате политических интриг между вышеназванными государствами и центральной властью всемонгольского хана Хубилая кыргызы использовались сторонами в качестве основной военно-политической силы.

В XIV веке с обострением отношений между Золотой Ордой во главе с Токтамыш ханом и Амиром Тимуром, первый использовал кыргызов в своих политических интересах. Он поддерживал кыргызов, способствуя созданию ими буферного владения в Семиречье. Политические процессы в Золотой Орде послужили толчком к усилению позиции Анга Торе, Салучи-Булгачи в Моголистане и Угэчи Кашка в Ойрато-кыргызской конфедерации и формированию нового государства. В XIV-XV века большинство кыргызских племен были сосредоточены вокруг вышеуказанных владений. После распада Ойрато-кыргызской конфедерации в 1468 году правитель кыргызов Абабарци Чингсанг переселился со своим туменом в районы Хами и Баркуля, тем самым усилив позиции кыргызов на Тянь-Шане. В конце XV века кыргызы имели в данном регионе собственное ханство во главе Мухаммедом Кыргызом.

В исторических источниках рассказывались о походах Токтамыш хана (1387 г.) и Анга Торе (1388-1389 гг.) в Мавереннахр, которые проходили примерно в одно и то же время. В «Манасе» Сейфи Ахсикенди эти события описывались отдельным сюжетом. Рассказывалось о совместном походе Токтамыш хана и Анга Торе на Северный Кыргызстан и Ферганскую долину. Придя в Талас, они воевали с калмаками. Токтамыш хан, объединив военные силы владений Бахрин и Каркыра кыпчаков, проходит из Кулана через верховья Таласа на место битвы [16. - С. 68-69]. По С.Ахсикенди, союзники Манаса Анга Торе, баарины, кыпчаки области Джете помогали ему в войне с могольским князем Камар ад-Дином.

Отсюда можно полагать, что вышеприведенные сюжеты говорят о том, что кыргызы служили как Токтамыш хану, так и Анга Торе, сопровождая их в военных походах. Анга Торе и кыргызы представляли одну из главных политических сил на Тянь-Шане и всегда держались вместе. Кыргызы составляли одну из главных политических сил в составе улуса Анга Торе.

Следовательно, кыргызы принимали активное участие в походах Анга Торе в Мавереннахр в 1387 году. В одном из походов Амира Тимура, преследовавшего Анга Торе, авангард его войск столкнулся в районе Бикут с племенами улуса кыргызских племен булгачи (около 1389-1390 гг., группа племен канглы). Тимур распорядился уничтожить и разорить данный кыргызский улус. О.Караев писал, что большая часть булгачи была истреблена, уцелевшие группы отступили в горные районы Монгольского Алтая. Плененную часть булгачи Амир Тимур переселил через Кашгар в Западный Тянь-Шань.

Значит, пользуясь доверием Токтамыш хана, кыргызы совершали нашествия на Моголистан, чтобы поднять политическую активность своих тяньшаньских соплеменников, а также усилить свои позиции в регионе.

Однако Амир Тимур постоянно устраивал походы против Моголистана и жестоко наказывал местных князей и народы, оказывавших сопротивление. События, связанные с нашествием Амира Тимура в Моголистан, а также расправа с кыргызскими племенами булгачи в местности Бикут, очень красноречиво описывались в «Манасе» С.Ахсикенди. Говорится, что Амир Тимур (Сахибкыраан) уничтожил 40 тысяч кибиток народа и Улус Мугстан (Моголистан). Плененные моголы были уведены в Самарканд и Мазендаран. Позже были пленены могольские, кыпчакские и кыргызские князья Жети Кашка кыпчак, Салусбек-Булгачи [16. – С. 75.] и другие.

Как нам кажется, борьба кыргызов с Камар ад-Дином проходила после того, как последний убил законного наследника могольского трона Ильяс Ходжу (1365 г.), что открывало князю дуглатов прямой путь к политическому господству в регионе. Однако этому помешали кыргызы, которые, воспользовавшись неурядицами в улусе, попытались обрести независимость. Кыргызы своевременно подняли восстание против могольских князей и не дали захватить власть в Моголистане Камар ад-Дину и его сподвижникам. С этого времени кыргызы активно включились в борьбу за господство в Моголистане. Видимо, в результате этих усилий еще при Хайду хане кыргызские племена черики, монолдоры, кыпчаки (области Каркырахан) и другие заняли земли между Кашгаром и средневековым городом Атбаш, где ранее жили ягма. Так как в версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди данный регион связывали с именем Анга Торе [16. - C. 47.]. В поздних вариантах сказания здесь находилась ставка главы тяньшаньских кыргызов Кошоя, по чьему совету Манас переселил алтайских кыргызов на Тянь-Шань. В позднее средневековье здесь обнаружилось компактное проживание племен улуса Анга Торе чериков и монолдоров.

Отсюда можно говорить о том, что процесс миграции и консолидации кыргызских племен на Тянь-Шане имел сложный и длительный характер, начавшийся с эпохи Великодержавия и продолжившийся в кара китайскую и монгольскую эпохи. Как нам кажется, довольно большой поток миграции кыргызских племен приходился на период раздела империи Чингиз хана на четыре улуса, а также на эпоху войн между Хубилаем и Хайду ханом, когда одной части енисейских кыргызов пришлось бежать и искать защиты в Золотой Орде, а другой – объединиться с Хайду ханом и воевать против Хубилая.

Таким образом, в XIII-XIV века созданные на Тянь-Шане государства Хайду хана и Моголистан возглавлялись чингизидами, но, по существу, являлись кыргызскими государственными образованиями, что подтверждала версия эпоса «Манас» С.Ахсикенди.

В научной литературе относительно монгольского периода большую дискуссию вызывало происхождение моголистанского племени чериков. Данная проблема учеными рассматривалась в контексте изучения этнической принадлежности моголистанского князя Анга Торе и племен его улуса, куда входили и черики.

К.Петров одним из первых назвал улус Анга Торе кыргызским. По его мнению, черики были кыргызским объединением. Он писал: «Большая часть кыпчакско-кыргызской группы была насильно переселена на Тянь-Шань и входила в улус Анга Торе Бай Мурат Черика, который был главой племени чериков, возглавлял кыргызско-кыпчакское объединение» [140. - C. 4-5.]. Он полагал, что предки кыргызов этого улуса мигрировали из Енисейско-Иртышского междуречья в XIII-XV века. Касаясь проблемы формирования кыргызского этноса, он отмечал значительную роль кимако-кыпчакских родов, переселившихся из Или-Иртышского междуречья.

К.И.Петров к племенам, мигрировавшим в монгольскую эпоху, относил булгачинов и керемучинов, обитавших в Приенисейской области Баркуджин Токум в начале XIII века. По мнению К.Петрова, алтайские кыргызы, занявшие сначала Или-Иртышское междуречье, в середине и второй половине XIII века начали продвигаться к Центральному Тянь-Шаню. В монгольскую эпоху племена булгачи и керемучины переселились в Или-Иртышское междуречье, а затем на Тянь-Шань [140. – C. 23.].

Однако С.М. Абрамзон выразил несогласие с выводами К.И.Петрова о происхождении князя Анга Торе. Он посчитал недостаточным то, что этот князь носил фамилию Черик. Он считал неубедительным совпадение шести из двенадцати имен родословной Анга Торе с именами легендарных предков правого крыла кыргызов (Ана-л-хак, Лур-хан, Гуз хан, Арсланг-бий, Кулибий и Мары-бий). С.М. Абрамзон писал: «Вполне вероятно, что киргизы (в том числе и племя черик) входили в улус Анга Тори, но он не был «киргизским» [2. – С. 60-61].

В то же время С.М. Абрамзон одним из первых сопоставил имена потомков Анга Торе с названиями племен современных кыргызов. Он писал: «Все названные имена полностью совпадают (хотя частично искажены в рукописи – С.М.) с именами отдельных родоначальников и с названиями подразделений племени монолдор, зафиксированными в современных генеалогических преданиях» [2. - C. 60.]. С.М.Абрамзон также установил прямую генетическую связь между племенем черик С.Ахсикенди и одноименным современным кыргызским родом, сопоставив имена потомков другого сына Анга Торе – Ахмед-бека, с названиями родоплеменных групп чериков: Ак Чубак (ак чубак), Бай Чубак (бай чубак), Диван-Черик (дуван), Мулла-Черик (молдо-черик), Кара Черик (кара черик) [2. - C. 61.].

С.М.Абрамзон писал об участии кереитов в этногенезе моголистанского улуса Анга Торе и современных алтайцев. Ученый с именем одного из потомков моголистанского князя Анга Торе Кире (букв. Кирей) сравнивал этноним «кереит». Он же отмечал, что «потомки средневековых кереитов и их ветви – тункаитов, относящихся к кереитам алматов (албатов – С.М.), представлены у южных алтайцев сеоками «тонгжон» и «алмат», у северных – сеоком «тонг» [2. – C. 63.]. В то же время этнограф сопоставил приведенные в генеалогическом предании имена сыновей Атан бия сына Бай Могола – Чолок Тукуме, Кире и других с названиями родов кыргызского племени монолдор чолок туума, улу кыйра и бала кыйра.

По его мнению, черики могли сложиться еще раньше XVI века. В табгачской надписи черики обозначены в форме «чэ-ли», в сакском документе VIII века упоминались рядом с тохарами, что говорит о проживании их в это время в Восточном Туркестане [2. - C. 61].

В интересующей нас проблеме была внесена определенная ясность после полного анализа отрывка эпоса «Манас», приведенного в сочинении «Маджму ат-Таварих». О.К.Караев, анализируя данные о кыргызах в данной книге, пришел к выводу, что главные сюжеты рассказа совпадают с основными событиями, происходившими в Моголистане в связи с войнами дуглатского эмира Камар ад-Дина [73.]. Отсюда ученый полагал, что кыргызы жили в это время в Илийской долине Восточного Туркестана и тоже воевали с Камар ад-Дином.

С.А.Аттокуров, основываясь на данные этнографических материалов, поддержал мнение ученых о переселении енисейских кыргызов в эпоху Великодержавия на Тянь-Шань. В частности, он отмечал, что отдельные кыргызские племена переселились на Тянь-Шань в VIII-X века. Это азыки (VIII век), саяки, басызы и другие. Он считал, что в XIV веке кыргызы не только входили в состав государства Моголистан, но и отдельные их вожди, такие как Анга Торе, Кулжыгач, являлись предводителями улусов, поскольку вышеотмеченные князья упоминались в источниках, повествующих походы Амира Тимура. Отсюда ученый утверждал, что последние являлись предками Черика [15.- C. 42-43.]. Другим предком Черика он назвал Атан бия, родоначальника левого крыла кыргызов, имевшего двух сыновей – Кулжыгач Торе и Лаклак бия [15. – C. 84.]. По его мнению, Тагай бий сделал Черика своим знаменосцем, из-за его благородного происхождения, имевшего отношение к древнему кыргызскому княжескому роду [15. – С. 80-86.]. И по этой же причине обтянутое золотом знамя Тагай бия было унаследовано Чериком.

По мнению Т.Д.Джуманалиева, племена черики и баарины являлись восточными мигрантами. Первоначально вошли в состав государства Ак Ордо, а затем в улус Анга Торе. По его утверждению, булгачи-ичкилики представляли кыргызский улус, тогда как владение Анга Торе Бай Мурата Черика было кыпчакско-кыргызским [47. – C. 410-412; 438-441.].

В родословной С.Ахсикенди происхождение кыргызских племен связывалось с их общим предком Отуз Огулом и его потомками Тагай, Адыгине, Кара Багыш и Мунгкуш, представлявшими прародителей аристократических родов [116. - C. 226.]. В то же время в санжыре с помощью Наал эже (сестры Тагай бия и Адыгине), выданной замуж за царевича Коке [15. - C. 126.], пытались зафиксировать процесс слияния предков монолдоров с кыргызами. Важно отметить, что в родословной представители племени монолдор названы потомками Наал эже и Коке, а черики – потомками усыновленного Наал эже мальчика, прозванного Чердегей (пузан) Чериком.

Согласно С.Ахсикенди, одним из основных родов улуса Анга Торе являлись племена, происходившие от двух сыновей Анга Торе – Мухаммедбека и Ахмадбека – черик и монолдор. С.Ахсикенди называл Ахмедбека знаменосцем [116. - C. 227-228.] Тагай бия. Вышесказанные сведения находят подтверждение данными кыргызских родословных. Следует отметить, что в кыргызском варианте генеалогии указывается родственность племен кыпчак, монолдор, черик и нойгут. По санжыре, у Кылыч хана из племени тору кыпчак были два сына – Коко и Тагир (в других версиях Дайир; очевидно он же Доор в генеалогии племени монолдор), которые волею судьбы скрывались у Тагай бия. Позже Тагир, обидевшись на своего брата Коко, покинул его и ушел к жалаирам (Однако, казахские родословные говорят, что Тагир до конца своей жизни оставался среди кыргызов и похоронен в их стране). Коко, женившись на Наал эже, остался у кыргызов. Наал эже ему родила сына, которого назвали Монуулдур (Монолдор) [15. - C. 126.]. Тагай бий во время похода находит мальчика в стране нойгутов в Восточном Туркестане, который становится приемным сыном Наал эже. Его прозвали чердегей (пузан) Чериком. Был знаменоносцем Тагай бия. От него разошлось племя черик. [15. - C. 80-85.]. В таком случае у Наал эже было двое сыновей, первый собственный сын от мужа Коко (сына Кылыч хана из тору кыпчаков) – Монуулдур, а второй приемный – Черик.

Как нам кажется, в данном случае сказители санжыры пытались указать на кыргызское происхождение черика. В вышеприведенном казахском предании черик (шерик) жил в соседстве с кыпчаками. Он был признан бием при Кыпчакском хане. Т.е. черики жили обособленно в соседстве с кыпчаками. В случае с Тагиром и Коко, Черик становится родственным Монолдору, сыну кыпчакского царевича, посредством усыновления его со стороны Наал эже. Как видим, в генеалогии сказители соблюли существовавшие этнополитические связи между чериками и кыпчаками в прошлом. В таком случае, объединивший (приведщую собой) алтайскую и местную тяньшаньскую ветви кыпчаков и ставший во главе них Тагир, как чингизид воспринимался кыргызами моголом. И возможно, именно поэтому родившегося сына Наал эже называли Монолдором.

Следовательно, С.А.Аттокуров справедливо считал, что Черик был кыргызом и имел аристократическое происхождение. Видимо, поэтому, для скрытия его аристократического положения к имени Черика прибавили уменьшительно-ласкательное (оскорбительное) слово «чердегей» («пузан»). В то же время Тагай бий доверил ему государственное знамя, сделав его своим знаменосцем [15. - C. 81.]. Т.е. кыргызские родословные данные эпохи Тагай бия, отводят черикам по понятным причниам второспенное значение, тогда как в период Анга Торе черики считались одним из могущественных племен в Алтае-Тянь-Шаньском регионе. В генеалогии четко прослеживается смена аристократического клана в кыргызском обществе в период Мухаммеда Кыргыза в XVI в.

Как нам кажется, анализ и сравнение родословной кыргызов, приведенные в книге С.Ахсикенди и более поздними санжырачи, показывают, что в данном случае мы становимся свидетелями объединения двух кыргызских групп вокруг Тагай бия. Очевидно, первую группу составляли местные тяньшаньские племена, выдвинувшие Тагай бия в вожди, а вторую – племена алтайских кыргызов (область Каркырахан, Западная Монголия) возглавляемые чериками, окончательно переселившиеся в период консолидации народа на Тянь-Шань. В связи с этим их происхождение в родословных данных связывали с кыпчаками, тем самым, указывая на их связь с Алтаем.

Отсюда можно сделать вывод о том, что в период этнического возрождения кыргызов Анга Торе Бай Мурат Черик и Тагай бий соседей чериков кыпчаков нарочно стали называть монолдорами, связывая их происхождение с моголами и чингизидами. Видимо, это делалось специально для того, чтобы не иметь со стороны кыпчаков каких-либо притязаний на власть.

Выше мы отмечали о важной роли кыпчаков области Каркыра из долины реки Талас, кераитов и канглы Янги Тараза в этногенезе племен улуса Анга Торе. В связи с этим можно сопоставить могольский антропоним «кире» (имя одного из потомков Анга Торе по линии Мухаммедбека) с «кераит».

По собранным этнографическим материалам можно говорить о существовании этногенетической связи между кыргызскими племенами черик, монолдор, нойгут и кыпчак. Нами были выявлены имена потомков Анга Торе по линии Мухаммедбека – Кункаш, Сокы, Буваке (бакы) [2. - C. 67.], которые находили свои аналогии в этнонимии кыргызских племен монолдор (конкош, согу, бакы), нойгут (сакы, бакы), и кыпчаков (сакы). Кыргызские (нойгутские) роды сакы и бакы упоминались в исторических источниках эпохи Аппак кожо. Более того, вышеприведенный род бакы (Бакы – общий предок) в составе кыргызских монолдоров делился на три родоплеменные группы под названиями улуу кыйра, орто кыйра и бала кыйра [6. – С. 109]. Здесь же имя одного из главных вождей канглийцев Кайрынбая (правая рука Ван хана) можно сопоставить с кыргызским «кыйра». По такой же аналогии можно сравнить вышеотмеченный могольский антропоним «конкош» с кангач и канг/лы.

Следовательно, кераиты имели тесные этногенетические и этнополитические связи с племенами улуса Анга Торе, особенно с канглы и кыпчаками (переименованными Тагай бием в монолдор).

Итак, из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в формировании улуса Анга Торе важную роль сыграли кыргызы, кераиты, канглы, кыпчаки (области Каркыра) черики, бахрины, онгуты и другие. В улус Анга Торе также относились кыпчаки области Каркырахан, племена владения Ус (Хорчи) Западной Монголии. Известно, что позже баарины, наряду с чериками, вошли в состав племен правого крыла кыргызов [47. - C. 410.].

Следовательно, можно утверждать о том, что улус Салучи-Булгачи был кыргызско-канглийским, а улус Анга Торе – кыргызским, но в нем в зависимости от исторических периодов главная роль отводилась и кыпчакам, и кераитам.

(Отрывок из книги Т.Акерова «Маджму ат-Таварих»)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Кыргызский этнос был сформирован в эпоху Кыргызского Великодержавия, а история казахского народа начинается с Чингизхана

Ногайская орда. Мангыты и кыргызы в Золотой орде

Кыпчаки и кыргызская область Каркырахан

Бахрины – союзники кыргызов

Карачаевцы, кумыки, ногайцы и крымчаки и некоторые другие народы Северного Кавказа – это осколки азов – древнего рода кыргызов

При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде

О происхождении клана Тайбуга

Улус Хорчи. Изменение этнополитической ситуации на Саяно-Алтае и Тянь-Шане до и после образования государства Хайду

Бату Хан. Золотая орда в борьбе за геополитические интересы

Сочинение С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих» является бесценным источником в изучении истории эпохи этнического возрождения кыргызского народа

Еще статьи

Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь