Добавить статью
9:38 20 Сентября 2019

Доктор-моктор

Наверное, мало кто из вас помнит, что такое доврачебный кабинет. В городской поликлинике, чтобы попасть к врачу по узкому профилю, а потом и получить официальную справку, в первую очередь пациентов отправляют в этот самый кабинет.

В маленькой солнечной комнате, сразу около регистратуры и кассы, вам измеряют давление, а затем взвешивают на советских весах, перебирая гирьки нужной массы. Погрешность на таких весах может достигать килограмма, но это единственные доступные нашим больницам весы. К тому же, кыргыздарга «бир кила жетпесин, эч нерсе болбойт».

Так вот, недавно мне нужно было заглянуть и получить данные в доврачебном кабинете. В комнате находилось сразу два специалиста в белых халатах: эжешка лет 65-и и молодой парень-индус неопределенного возраста. Образование, судя по дальнейшей беседе, получает в одном из наших «медисинских» вузов. Пройдя к столу, я протянула руку для измерения давления молодому человеку, так как на него указала эже.

Смуглый студент почему-то задрожал, как будто даже начал краснеть, но из-за иноземной смуглости просто стал еще более коричневым. Он явно очень переживал, закрепляя на липучки незамысловатый аппарат. Я тоже запереживала. Осторожно спросила у эжешки : «Ал эмне, практикантбы?» Эжешка бодро ответила, воздев указательный палец в потолок: «Ал почти врач! Ординатура, бешинчи курс!»

Чтобы вы понимали, «ординатура, 5-й курс» значит, что этот специалист как минимум уже 5-й год в нашем медицинском ВУЗе и уже начал обучаться врачебному делу по узкому направлению.

Специалист индийского происхождения и местного образования начал мерить давление, «надувая» аппарат и слушая. Эже с нетерпением спросила: «Ии, канча? Сколько?»

Руки парня задрожали крупной дрожью и он выдавил: «Сто двадцать».

Я почему-то начала оправдываться: «Может, какая-то ошибка. У меня обычно больше ста не бывает, я себя вроде нормально чувствую…»

Эже сказала: «Давай заново».

Молодой человек снова закрепил покрепче аппарат и стал «надувать» изо всех сил.

Я и эже смотрели на него в ожидании. Моя рука уже совсем онемела и посинела.

Тут индус не выдержал: «You know, I’ve never practiced it before, I know how to do it only in theory» [Перевод: Знаете, я никогда раньше не делал этого, я знаю, как это делать только в теории].

Эжешка с наездами: «Сен эмне? Билбейсинби ыя? Давленияны кантип ченейт? Бешинчи курс, ординатор?!»

Индус растерянно объяснялся на индийском английском, эжеке продолжала наезжать кыргызча. А я потихоньку вышла из доврачебного кабинета, так и не узнав, какое у меня давление, и радуясь, что мне всего лишь пытались измерить давление (пусть и безуспешно), а не пересадить почку.

Вот такие врачи выходят сейчас из наших медфаков и прочих колледжей, за это образование еще платят деньги. И в скором будущем не только индийским, но и нашим деткам этой дрожащей рукой будут и операции резать и диагнозы лепить.

Маленькая история с врачом – это лишь штрих большой эпохи непрофессионализма и умственной деградации. Специальности, требующие высочайшей компетенции, вырождаются в погоне за «5-ю сомами». Поэтому, сорри, но у нас сейчас в стране все больше законодателей-законовзятелей, врачей-срачей, чекистов-популистов, отличников образования-«гомосексюалю», дипломатов-пустышек и так далее, и так до бесконечности.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Добавить статью
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь

×