Добавить статью
11:04 21 Ноября 2018

О домогательствах, и не только депутата

За длительностью и разностью моей карьеры у меня скопилось столько не самых приятных и даже омерзительных историй, что даже в десять статей не уместится. Один начальник не лучше другого.

Один из руководителей был с виду – бомонд. Здорово умел улыбаться людям. Но при удобном случае он позволял себе самоутверждаться за счет тех, кто послабее. Угрожал даже, говорил, стиснув зубы, «Ты не забывай, кто тебе дал работу!». И, как видите, не забыла. Просили ведь не забывать.

А ведь рыбами, которые всегда гниют с головы, чаще всего становятся мужчины. Именно их усилиями и глупыми поступками, перед женщинами разворачиваются целые театральные действия. Пробегаются встречи, беседы – никогда не откровенные, а кулуарные. Мужчин посадить за один стол и вести мужской, как мы привыкли представлять, разговор – казалось временами совершенно невозможным. И это я наблюдала в следующей уже организации.

Непосредственный мой руководитель пытался однажды предложить идею. Правда, получилось нерешительно: их ведь, остальных мужчин, - целых трое. Его коллеги по цеху брыкаются: один шепотом наговаривает на второго, мол, не так тратит средства. А второй убежденно делает свою работу, будто во всем прав только он, а третий всегда улыбчив и хитер.

А наш руководитель - в полуприседе. Руки оттопырены по сторонам. Правая его рука тянется в одну сторону, вторая тянется в противоположную. Он старается убедить первого, второго при этом старается не обидеть. Третьему улыбается, а вот третий-то хитрым прищуром наблюдает за «раскорячкой» руководителя.

Наш мужчина, по всей видимости, разрывается, пытаясь всем угодить. А когда сам уже запутался, бросил нам, двум девушкам, фразу, «Вы меня подвели!». Да, рыбку, оказывается, подводят одни только женщины.

Руководитель затем приходит в офис, рассаживается, закидывая ногу на ногу. Пытается казаться перед нами женщинами солиднее. Правда, он не понимает, что солиднее уже не получится. Его «враскорячку» видели уже все…

А в момент, когда ему рассказывали о ходе работы, он то и дело перебивает. Дает какие-то оценочные суждения не о работе, а о твоей личности. Демонстративно бросает исписанные тобой бумаги на рядом стоящий стул, затем добавляет, «нет, это плохая идея». Придумай другую идею, говорит он. Это не то, то – не то. На то денег нет! «Деньги вообще-то есть, но их - нет», добавляет затем руководитель, и не поймешь, в здравом ли он уме…

Затем он вертит пальцем, продолжает размышлять:

- Вот сельские – решительные и смелые. Ты ведь городская? Ты, значит, трусливая, как и я! – кинул он эти фразы.

А я сидела, разинув рот от неожиданных формулировок. Родители меня определенно к таким вещам не готовили.

Руководитель затем смотрит на мои бумаги, а потом прямо на меня и пофыркивает:

- Ты еще радуйся! Это я еще такой. Другие бы швырнули эти бумаги тебе в лицо!

«Уже швырнули», хочется ему сказать спустя время. Скомкали бумагу и швырнули прямо в лицо ассистентке, молоденькой девушке. И еще ведь есть истории. Вот, к моей подруге откровенно приставали: то на колени ладошку положат, то предложат непристойное. Кто стерпит? Она уходила из одной организации, долго пыталась найти достойную работу. Только вот на следующих собеседованиях ее просили быть «больше, чем ассистентом».

В общей сумме руководители, которых я встречала или была наслышана, никогда не несут ответственность ни за свои действия, ни за свои слова. Оглядываясь вокруг, я не перестаю задаваться вопросом. Это кем нужно родиться, чтобы вот таким образом перестать быть человеком? Это что такое гнилое в людях сидит, что заставляет их наслаждаться чужим униженным положением?

Руководить ведь – это не подчинять такими гнусными способами, а объединять. Задавать тон, направление, создавать обстановку. И есть ведь люди, которые так долго несут в себе свои принципы и ценности, что они сами перестали их замечать. Живут, работают, и всюду ведут себя одинаково ровно. Но это редкость.

Из трех лучших руководителей в моей истории только один был мужчиной. Он мог критиковать, ругать, принимать необходимые меры, но затем вместе с тобой и вздыхать. «Я понимаю», говорит такой руководитель, и это отношение – ценнее даже денег.

Он мог «задерживаться», причем всегда, но проходил по огромной дирекции и первым протягивал руку, будь то простой специалист или стажер. И я вот верю, что этот руководитель сам взрастил в себе такого человека. Но, возможно, на него повлияли еще и его жена и две дочери, которых он любит.

Но и примером подражания и еще сильнее руководителями для меня оказались именно женщины. У обеих были и есть профессиональное видение, огромный опыт, принципы и ценности. Правда, они обе, за счет своего пола, сталкиваются с теми же выше перечисленными вещами. Первую подставляют: не позвонят, не предупредят о совещании, затем обвиняют в неподчинении, и порой не докажешь обратное.

Руководительница просит, например, поощрить людей грамотами и подарками, на что ей вышестоящие отвечают язвительно, «Я что? Должен из своего кармана теперь вытащить?»

- А я что? В свой карман, думаете, кладу? – раздраженно бросила фразу руководительница, за что и оказалась в не самых приятных рабочих коллизиях.

Второй руководительнице было еще сложнее. Ведь она была молодым исполнительным директором. На одном из совещаний Чынара эже рассказывала о ходе работы, о рекомендациях и неверных даже решениях. Но ее перебивали, не слушали, а затем между ней и председателем произошла словесная перепалка. Тогда председатель напомнил Чынаре эже о ее «репродуктивном здоровье». Тихо ухмыльнулся, как и ухмыльнулись все мужчины вокруг.

Мне было тогда девятнадцать лет, но я до сих пор помню, как было неприятно Чынаре эже. Она запнулась, растерялась, голос задрожал. Глаза были полные слез. Ей на тот момент было уже тридцать четыре. Она не замужем, у нее нет детей, одинока. И это не могло ее не беспокоить. И председатель, зная это, лишь надавил на слабую сторону женщины. Лишь бы она замолчала…

Вокруг ведь успели столько уже натворить. Неужели мало? Неужели наше общество должно дойти до женских смертей, чтобы, наконец, очнуться? И дело ведь во вседозволенности и безнаказанности мужчин. В нашей стране мужчины привыкли думать, что они – бессмертные. Однако, мужчины правильно делают, что живут, полагаясь на бессмертие.

Кыргызы на самом деле – бессмертные. Даже уйдя из этой жизни, они живут, словно продолжение в своих детях и собственном потомстве. Таков непреложный закон природы и цикла, которому учили и учат каждого кыргыза.

И согласно этому закону: если не эти мужчины – так ведь обязательно их дети. И если не усилиями справедливости вселенной, каких-либо законов или природы, то обязательно усилиями униженных и оскорбленных.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Почему в системе образования нет реформ?

Учите девочек считать

Еще статьи

Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
  • Нет аватара
    Phyton
    11:27, 21.11.2018
    интересно, а сами депутаты являются источником харрасмента?
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь