Добавить статью
10:53 19 Марта 2018

Кто же правит страной?

В последнее время складывается впечатление, что до сих пор в стране не наступил предрекаемый «постатамбаевский» период, скорее продолжается эпоха Атамбаева. Оппозиция продолжает натиск на экс-президента, который просто держит паузу, видимо, не хочет своей активностью мешать становлению нового президента Жээнбекова.

Но противники Атамбаева любыми путями хотят, чтобы экс-президент вышел на сцену. Хотя это вполне понятное состояние, оппозиция не может без Атамбаева, как бы это не звучало парадоксально. У оппозиции без Атамбаева может наступить тяжелый кризис – паралич воли и полное опустошение. Такая ситуация в науке получило название дилемма протеста или кризис воли.

Вот что писал один из известных философов Ролло Мэй: «Но если воля остается сугубо протестующей, она сохраняет свою зависимость от того, против чего она протестует. Протест – это наполовину развившаяся воля. Зависимый, как ребенок от родителей, он черпает свою силу у своего врага. Это постепенно лишает волю ее сути; вы всегда остаетесь тенью вашего противника, ожидая, когда он сделает ход, чтобы сделать ход самому. Рано или поздно ваша воля опустошится, и тогда, возможно, вы будете вынуждены отступить к другой линии защиты.

Эта следующая защита является проекцией вины. Лицемерная уверенность в своей правоте, обретаемая посредством такого обвинения другого, дает временное удовлетворение. Но, помимо очевидного грубого упрощения нашей исторической ситуации, мы платим и намного более серьезную цену за такое самоуспокоение. Обвинение врага подразумевает, что он, а не мы, имеет свободу выбора и действия, а мы можем только отвечать ему. Это допущение в свою очередь разрушает наш собственный покой. Таким образом активность воли все больше сводится к тавтологичным повторам и в конце концов переходит в апатию. И если апатия не может быть преобразована в импульс для продвижения на более высокий уровень сознания, необходимый для того, чтобы решить стоящую на повестке для проблему, то человек – или группа – склонны отказываться от самой способности проявления воли. Чтобы избежать апатии при таком параличе воли, человек рано или поздно должен задать себе вопрос: «А не скрыто ли во мне самом то, что и есть причиной этого паралича или же способствует ему?».

Более точной характеристики трудно дать. Есть, конечно, и расчет у части оппозиции в отношении Атамбаева, более корыстный и прагматичный. Исходя из того, что в мировой политике действующий президент всегда в первое время все негативное списывает на предшественника, оппоненты Атамбаева хотят сыграть на этом и как-то подобраться ближе к Жээнбекову. Но время покажет, насколько ныне действующий президент поддастся искушению. Пока Жээнбеков пытается дистанцируется, грубо говоря, он не хочет стать куклой в руках, возомнивших себя великими манипуляторами, людей.

Атамбаев же продолжает держать паузу. Его оппоненты продолжают наступать на него. Теперь они пытаются представить период президентства Атамбаева самым мрачным периодом истории Кыргызстана, представляя экс-президента самым авторитарным главой государства. Но простые вопросы могут разбить их истерические выпады, ребята, а почему Атамбаев – автократ не остался у власти? Почему, меняя Конституцию, он не обеспечил себе возможность переизбрания? Как-то нелогично действовал «автократ Атамбаев». Ему опытному политику ведь было понятно, что с его уходом политическая ситуация в стране начнет изменяться, поменяется расклад сил в госаппарате, новый президент в любом случае будет кроить под себя и будет работать со своей командой.

Мало этого, Атамбаев прекрасно знал, что политические силы в стране, в том числе и те, кто демонстрировал проатамбаевскую позицию могут резко сменить свои взгляды. Но, несмотря на все это, Атамбаев ушел, подчинился Конституции и не начал проявлять политическую активность, даже затянул со съездом СДПК, чтобы не создавать определенную нервозность в стране.

Может быть, дело в другом. Просто Атамбаев стал выше, даже над собой, над собственной логикой опытного и прожженного политика. Единственное, что не смог сделать Атамбаев – это исполнить свое обещание забрать старую гвардию политиков с собой. Но, наверное, в этом сказывается другая часть натуры Атамбаева – поэтическая, склонность к идеализму. В принципе и эта часть обещания будет скоро выполнена, так как, очень быстро оппозиция из временщиков, различных сил, которые так долго тусуются в политическом поле просто впадут в ступор и народ начнет оглядываться на них как на анахронизм, как на атавизм. И тогда их попросят на выход.

Но эта оппозиция будет держаться до последнего, и как за последнюю соломинку хвататься за Атамбаева, удерживая вымышленный образ негласного продолжения атамбаевского периода. Что будет постоянно неким образом дезавуировать действующего президента Жээнбекова, которого будут пытаться делать лидером оппозиции к Атамбаеву. Но такое положение вещей будет вызывать недоумение у народа, который просто будет задаваться вопросом: кто же правит страной?

А Атамбаев может продолжать держать паузу, которая может стать гибельной для его противников.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

От чего Атамбаев предостерег Жээнбекова? Тезисы на полях выступления экс-президента

Накануне съезда СДПК: Какие задачи предстоит решить Атамбаеву

«А судьи кто?» или что пытаются скрыть критики судебной реформы

Нам нужна свобода слова или свобода клеветы?

Голодовка как шантаж. Что стоит за требованиями об отставке и выдержит ли власть этот шантаж?

Так в чем виноват Атамбаев или как пытаются навешать всех собак на экс-президента

Тенденциозность и ляпы: Трудности некоторых СМИ и правозащитников в деле очернения страны

О том, что главнее в исках против СМИ

Как Канат Исаев шел к скамье подсудимых?

Ответ некоторым российским СМИ, что нынешняя Россия не правопреемница Российской империи

Еще статьи

Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь