Добавить статью
10:12 15 Февраля 2018

Голодовка как шантаж. Что стоит за требованиями об отставке и выдержит ли власть этот шантаж?

В последние дни СМИ часто пишут о голодовке ныне осужденных Эрнеста Карыбекова, Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова, которые требуют отставки главы ГКНБ Абдиля Сегизбаева. Родственники и адвокаты осужденных говорят о том, что состояние голодающих ухудшилось. При этом голодающие (добровольно) уже заявили о том, что готовы «продолжать голодовку до смерти».

Как сообщают СМИ, по словам пресс-секретаря Государственной службы исполнения наказаний Александра Никсдорфа, один из участников акции голодовки Кубанычбек Кадыров начал пить воду:

- Они продолжают голодовку. Сегодня утром один из голодающих Кубанычбек Кадыров начал пить воду и чай. Они находятся под наблюдением врачей. Состояние их здоровья удовлетворительное.

Стоит напомнить, 7 февраля городской суд оставил приговор первой инстанции без изменений. 17 апреля прошлого года Первомайский райсуд столицы осудил Эрнеста Карыбекова на 20 лет, по 12 лет получили Кубанычбек Кадыров и Бектур Асанов, 4 года условно получил Дастан Сарыгулов. Бектур Асанов и Кубанычбек Кадыров признаны виновными в совершении преступления по статьям 27, 295 («приготовление к насильственному захвату власти или насильственное удержание власти») УК КР. Эрнест Карыбеков признан виновным по части 2 статьи 339 («укрывательство особо тяжкого преступления») и статье 292 («государственная измена») УК КР. Дастан Сарыгулов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 339 («укрывательство особо тяжкого преступления») Уголовного кодекса КР.

Один из фигурантов этого дела Дастан Сарыгулов ранее обратился к президенту Жээнбекову взять под личный контроль это уголовное дело и создать по нему независимую комиссию. Это тоже не может не вызвать недоумения, какая комиссия и по какому закону может контролировать ход судебных процессов. Следовало бы почитать Конституцию Сарыгулову, он фактически призывает президента страны вмешаться в дела судов, то есть к произволу. Возможно, единственная возможность Жээнбекова – это только помиловать осужденных, более он ничего не сможет сделать.

Самое странное то, что эти люди требуют отставки шефа спецслужб Кыргызстана, а не пересмотра своего приговора из-за каких-то нарушений закона. И голодающие готовы довести себя до смерти, если не будет отправлен в отставку Сегизбаев. Если вдуматься, отбросив весь фон вокруг этих событий, то нормальный человек сделает удивительные выводы, следуя логике тех, кто объявил голодовку.

Получается, что осужденные согласны с приговором, но не могут есть и пить, пока в ГКНБ сидит Сегизбаев. Но далее? если следовать логике, эти люди были осуждены в результате оперативно-следственных мероприятий ГКНБ, сотрудники которого раскрыли планы по насильственному захвату власти. Суд же вынес приговор, признав доказательства следствия.

И чего же добиваются Карыбеков, Асанов, Кадыров? Со стороны это выглядит по меньшей мере неразумно — акцентировать все свои усилия только на отставке Сегизбаева, который уже не может влиять на судебные процессы. Его служба уже передала дело в суд, дальше все d руках суда.

Отставка Сегизбаева не может влиять на решение судов, так как существует уголовное дело, где собраны доказательства вины осужденных. Ничего нового спецслужбы уже не добавят, впрочем, и не убавят, все в руках судей. Это понятно любому человеку, который более-менее знаком с правом.

Может быть? расчет строится на возможности принятия решения уже Верховного суда о направлении на доследование в органы следствия. Только вот вопрос, насколько это вероятно? Хотя сценарий можно прописать, дело уйдет на доследование, а там можно организовать новые голодовки, другие акции, одним словом весь набор рычагов давления на следствие. Может? не выдержат нервы следственных органов, власти. Только, как говорится, все это пока достаточно сомнительно, так как речь идет о, обвинении в особо тяжких преступлениях. Следствие тоже не могло не понимать этого и поэтому только после тщательного сбора доказательств направило дело в суд.

Помимо этого есть некая однобокость вокруг освещения этого уголовного дела. Мяч, как ни странно, в информационном поле на стороне осужденных и их адвокатов, которые умело могут манипулировать фактами. Сторона обвинения, которая действует с оглядкой на различные директивы и законы, не может так же, как их оппоненты раскрывать все карты, то есть все свои факты, доказывающие вину ныне голодающих. В итоге получается, что сторона обвинения просто отходит в сторону, иногда только заявляя, что общество вводят в заблуждение. Так как суд был закрытым, в обществе нет достаточной информации, чтобы делать какие-то объективные выводы.

Но есть один момент, который может говорить о многом. Это жесткое требование — уволить Сегизбаева. Выходит, что осужденные согласны с решениями судов, которые нашли доказательства стороны обвинения адекватными. Тогда уж совсем абсурдны требования тех, кто держит голодовку, так как следственные органы ГКНБ вели их уголовное дело. Следовательно, голодающие не могут ничего противопоставить аргументам обвинения.

Можно выдвинуть совсем конспирологическую версию о том, что есть некие силы, которые хотят отставки Сегизбаева, и они используют голодовку Карыбекова, Асанова, Кадырова. Такая версия может иметь место, в политике все возможно. И эти силы могут гарантировать какие-то преференции ныне голодающим. И тут странным образом напрашивается вывод о том, что у скрытых недругов Сегизбаева нет иных аргументов против шефа спецслужб, кроме как голодовки осужденных за попытку захвата власти и госизмену. Главное, создать резонанс и негативный фон.

Тем более, что решение об отставке Сегизбаева может принять только президент страны и то, руководствуясь определенными мотивами, но не поддаваясь давлению тех, кто просто пытается свести счеты. Наверное, стоит напомнить, что работа органов нацбезопасности как раз сводится к тому, чтобы защищать конституционный строй, жестко пресекать любые попытки насильственного захвата власти. И тем более спецслужбы должны ловить шпионов, которые своими действиями наносят урон государству. Это простые азбучные истины.

И дело даже не в Сегизбаеве, вопрос в том, насколько общество понимает, что шантаж путем акций голодания или других форм протеста не должно находить поддержку. Это может запустить новый виток усиления «улицы», когда все будет решаться в неправовом поле. А если пойти на поводу осужденных, то это может стать прецедентом с тяжелыми последствиями. Не надо забывать, что большинство осужденных не считают себя виновными или же считают, что их осудили несправедливо. И так считают также и убийцы, педофилы, террористы и т.д. Больше половины осужденных могут также начать голодовку с требованиями отставки представителей прокуратуры, правоохранительных органов, так как они расследовали их дела. Потом зоны просто станут влиять на кадровые перемещения в силовых структурах, а может даже во всей системе госуправления. Просто отрефлексируйте, картина будет устрашающей.

Поэтому нынешняя голодовка больше выглядит как шантаж, так как обычно такая акция осужденных направлена на улучшение условий в местах заключения или же это крайняя форма протеста, когда человек «загнан в угол», то есть исчерпал все возможности пересмотра своего приговора в судах.

У Карыбекова, Асанова, Кадырова выходит все по-иному, их больше волнует судьба Сегизбаева, который по сути уже вне игры, если брать ситуацию вокруг уголовного дела голодающих. При этом у них не исчерпаны возможности по оспариванию своих приговоров.

По словам психологов, голодовка выглядит типичной манипуляцией – человек наносит себе вред, который может привести к смерти, при этом обвиняя другого и стараясь вызвать у него чувство вины. «Я обижен и начинаю убивать себя», «я умираю, потому что вы неправы». То есть разговор о распределении ответственности – за что отвечает сам человек, а за что – его окружение.

Но во многих странах, в том числе и Кыргызстане, государство не может допустить доведения до смерти посредством голодания в местах заключения. Поэтому прибегнет к принудительному кормлению.

Европейский суд по правам человека в 2005 г. в решении по делу Nevmerzhitsky v. Ukraine (54825/00) указал, что меры, такие как принудительное кормление, не могут считаться унижающими достоинство, если они необходимы для спасения жизни человека.

Об этом тоже стоит напомнить голодающим и их заявления о голодовке до смерти уже могут стать поводом для более действенных мер по спасению их жизни со стороны власти.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Добавить статью

Другие статьи автора

От чего Атамбаев предостерег Жээнбекова? Тезисы на полях выступления экс-президента

Накануне съезда СДПК: Какие задачи предстоит решить Атамбаеву

Кто же правит страной?

«А судьи кто?» или что пытаются скрыть критики судебной реформы

Нам нужна свобода слова или свобода клеветы?

Так в чем виноват Атамбаев или как пытаются навешать всех собак на экс-президента

Тенденциозность и ляпы: Трудности некоторых СМИ и правозащитников в деле очернения страны

О том, что главнее в исках против СМИ

Как Канат Исаев шел к скамье подсудимых?

Ответ некоторым российским СМИ, что нынешняя Россия не правопреемница Российской империи

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
X
Для размещения комментария авторизуйтесь